Странник

Распорядитель объявлял о прибытии каждого го­стя, показывая им их места. Толпы людей, сгрудив­шиеся около стен просторного зала, приветствовали их, а игроки внимательно за ними наблюдали, оценивая их.

Теперь они расположились на шелке подушек, а рабы вносили тарелки и кубки, блюда и сосуды, источающие возбуждающие аппетит запахи, разме­щая их на столах, накрытых прекрасными скатертя­ми. Амфоры были открыты, содержимое их аккурат­но переливалось в сосуды для смешивания. Прием давал Клодиос Сирус. И сегодня его гости не дол­жны были испытывать недостатка ни в чем.

Слуга обошел столы с сосудами, наполненными разбавленным водой вином (местным и хорошего качества). И нищий мальчишка Прискус, сидящий рядом с Салтусом, издал крик радости. Он высоко поднял свой сирийский стеклянный бокал и осушил его залпом. Смеясь над ним, Салтус сделал то же самое, а слуга принес им еще вина. Лежа с другими «Детьми Иешуа», Мария задумчиво посмотрела на них своими холодными зелеными глазами.

Два гладиатора вытащили из чаши омаров и ста­ли доставать мясо из-под плотного панциря. Руфий и Марселий, расположившись рядом, помогали друг Другу.

—     Скромней, — прошептал Трейси, и они со­гласно кивнули.

—   Знаем.

Юноша с красным лицом обходил столы, внима­тельно оглядывая гладиаторов, время от времени делая заметки на восковой табличке, которую дер­жал в руках. Он с интересом посмотрел на Прискуса и Салтуса, которые в очередной раз опорожнили свои бокалы.

—    Внизу на песке очень жарко, — сказал он и остановил свой взгляд на «Детях Иешуа».

—    Ну, ну, — подначил он. — Что у нас здесь? Девушки-гладиаторы?! Ну» тогда вперед! Покажите нам свои прелести, дамы!

Мария взглянула на него, крепко сжимая в ку­лаке нож, которым разделывала омара.

—  Я покажу им твои внутренности, если тебе так хочется, — холодно сказала она.

Он немного отступил, но продолжал вниматель­но на нее смотреть, а затем неожиданно улыбнулся.

—    Да, — прошептал он. — В тебе чувствуется сила. Пожалуй, я поставлю на тебя, в первый день.

Он кивнул им головой вполне дружелюбно, пока они принимали трапезу, для многих из них после- ■ днюю, и отошел в сторону, присоединившись к игрокам, которые толпились вокруг столов с сепа libera.