Странник

Когда

ты лежала на алтаре, сам Сатана пришел за ней. Ты чувствовала там радость?

—  Да. Они делали… мне было очень приятно.

—    Они снимали с тебя одежду, оставляя тебя обнаженной? — спросил диакон, пристально глядя ей в глаза.

Да.

—    Обладал ли тобой один из них? — требова­тельно спросил он.

—  Да… — прошелестела она. — Он пришел, как сам Иисус…

—   Как дьявол! — прогремел Санктус, и кто-то в камере застонал от боли. — Это был Сатана со своим черным искусством обольщения, он настиг тебя и забрал твою душу!

Девушка заплакала.

—   Что же мне делать?

Санктус погладил ее по голове, успокаивая.

—   Ты можешь быть спасена. Присоединяйся ко мне.

Бландина боязливо взглянула на его раны сквозь слезы.

—   Я не хочу, чтобы меня пытали. Разве мы не можем сделать то, что они требуют от нас, и зап­латить дань их богам?

Санктус закричал и вознес свои изуродованные руки к небесам.

—    Посмотри, что дьявол сделал с тобой! Разве ты не знаешь, что сам Иисус предупреждал нас: каждого, кто обвинит его перед людьми, он обви­нит перед Богом?

Санктус указал в небеса, прямо над ее головой..

—  Там сидит сам Иисус, ожидающий увидеть под­тверждение твоей веры.

Маленькая простая девушка, испуганная до смер­ти, огляделась вокруг.

—  Ты не увидишь его до того самого последнего момента, когда станешь избранной, когда тебя от­метит смерть и ты обретешь венец бессмертия.

Он показал на многочисленные раны на своем теле.

—      Ты видишь ужасы этого мира, которые на самом деле являются наградами, признаками отли­чия истинных бордов за веру Христа.

—   Борцов…

—     Борьба везде, всегда и даже сию минуту… Дьявол сражается яростно. Он в ответе за все, что случилось с тобой. Он водит рукой того, кто пытает тебя, того, кто упек тебя сюда, в эту темницу. Его демоны являются в человеческом обличье тех, кто наказывает, пытает, клеймит и казнит.

Бландина безутешно зарыдала, не в состоянии вынести всего этого.

—    Но жар клейма холоден, как снег, в сравне­нии с пеклом Ада, где он держит тех, чьи души сумел захватить, — возбужденно продолжал Санктус. — И любая боль, которую мы испытываем здесь, исчезнет в тот самый момент, когда мы по­лучим прощение за все наши грехи, заплатив за это самую высокую цену, и соединимся с нашим Гос­подом Иисусом и он сам исцелит наши чудесные раны своей святой мазью.