Странник

Они ищут христиан, но не вашей секты. Другой, из Рима. Клодиос подумал, что будет очень пикантно, если вы будете сражаться друг против друга. Он очень разочарован, что они не желают этого. Вот он и поместил нескольких из них. в камеру пыток, чтобы заставить их взять на себя смелость защитить своего Бога.

Стоны прекратились. Кто-то задал вопрос.

—   Christianus sum, — донесся очень слабый, но отчетливо слышимый в темноте ответ.

В коридоре раздавались голоса усталых людей, же­лающих поскорее попасть домой, какое-то булька­нье и топот ног.

Трейси повернулся, чтобы выйти.

—   Похоже, ничего не получилось, — подумал он вслух. — Очень странно, но, кажется, некоторые из них действительно хотят, чтобы их пытали.

— Christianus sum, — произнес мужчина, устре­мив пристальный взгляд поверх головы правителя. Септикус Северус очень не любил таких взглядов.

Образованный мужчина, он был воспитан на Аристо­теле и знал, что это оскорбительное высокомерие.

—    Ну, хорошо, — сказал он, пытаясь подавить свое раздражение. — Расскажи мне о Христе, кото­рому вы служите.

Санктус, диакон епископа Понтинуса, по-пре­жнему смотрел поверх головы правителя. Из пурпур­ного рубца, пересекающего его лоб, сочилась кровь.

—     Если ты присоединишься к нам, ты узна­ешь, — ответил он.

Терпению Северуса наступил конец, было очень поздно, и он хотел сепа.

—    Отведите его вниз, — устало сказал он.

Это было похоже на попытку уговорить упрямого ребенка. Он посмотрел на Санктуса и произнес:

—    Уверяю тебя, когда настанет время, ты рас­скажешь мне обо всем, что меня интересует.

Было ясно, что все это произошло по вине про­клятых галлов и их жирного вожака Клодиоса. Как он стремился вернуться в Рим!

—   Christianus sum, — бесцветным голосом повто­рил Санктус.

Стража поволокла его прочь, оставляя на мра­морном полу кровавые следы. Рев ярости местной охраны, ожидающей в коридоре, донесся до Севе­руса, а затем и звуки побоев, наносимых Санктусу по дороге в камеру. Северус глубокомысленно молчал, поднимаясь со своего кресла. За ними нужен глаз да глаз. Недавняя война и слабая торговля имели не последнее значение в создавшейся ситуа­ции.