Странник

—     Да, конечно… Но разве ты не попробуешь десерт, вина, рабынь?

—  Я должен идти. Но я очень благодарен тебе за твое гостеприимство. Могу ли я воспользоваться твоей уборной?

—    Чувствуй себя, как дома…

Иренаус поднялся и вышел.

У Клодиоса было шикарное отхожее место, украшенное маленьким фонтаном с двумя отверстиями, которые омывались чистой проточной водой. Стены были украшены чудесными фресками. На одной из них был изображен бородатый философ, демонст­рирующий посетителям уборной, как правильно ею пользоваться. Иренаус даже не улыбнулся, чувство юмора было ему неведомо. Он наклонился над от­верстием и засунул пальцы себе в рот, избавляясь от всего того, что только что съел и выпил. Чрево­угодие — это прямая дорога в Ад. Чистой жизни без боли не достичь.

Выйдя, Иренаус через открытые двери заглянул в триклиний. Клодиос возлежал на кушетке, подоб­но великолепно откормленному хряку. Его тога была в беспорядке, а две практически голые юные рабы­ни наглаживали его толстое лоснящееся тело. Их бесстыдный смех был слышен издалека.

Двигаясь по темным улицам, Иренаус подсчиты­вал про себя, сколько тысяч лет Клодиос должен будет провести в Чистилище, чтобы очиститься от собственных грехов…

Луч солнечного света упал из высокого окна ярко раскрашенную карту, которая висела на стене за спиной Марселия, назначенного на тот день’ епископом. Это был план трагедии и спасения. В его

центре находилась Земля. Затем шли восемь планет, начиная с первой, Луны, минуя Меркурий и Сол­нце, вплоть до. наружного кольца Сатурна. Завершал все Левиафан, огромный черный змей, пожираю­щий собственный хвост. На вершине десятки распо­лагался Рай, окруженный нимбом синего цвета, символизирующим Тьму, и желтого — символизи­рующим Свет, которые соединялись, сливались, чтобы образовать цвет символа Жизни. А поверх всего были начертаны круги Отца, Матери и Сына.

Там было зло, контролируемое темными силами. Знаки Зодиака и планеты были полны страха, со­здания того, кто сотворил мир, то бишь Сатаны, воплощавшего невообразимое зло.

Но наряду со злом в мире были и святые искры, которые падали с Небес. Эти святые искры попада­ли в сущее, в людей, которые рвались вернуться в Рай, чтобы быть с Господом.