Странник

Мы должны признавать свя­ты ми только Иисуса и Его Отца — Создателя. Сам Иисус повелел нам это, и мы должны подчиняться. Иначе после смерти мы будем вечно мучиться в пламени Ада.

—   Я слышал об этом, — ответил собеседник. — Мне кажется, что это слишком суровый запрет. Что касается меня, то я никогда не требовал от мирян строгого подчинения ритуалам. Если люди платят налоги и живут в мире, меня не волнует их личная жизнь.

—    Между прочим, это государственное преступ­ление — не жертвовать императору, святому, как он сам утверждает. Особенно тогда, когда этого тре­бует магистрат, — мягко сказал Иренаус.

Клодиос смотрел на него, явно что-то прикиды­вая и подсчитывая в уме.

—   Мне кажется, что у тебя самого не все чисто. На воре шапка горит. Ведь это правило относится и к тебе.

—   Я здесь ненадолго. Со мной всего несколько человек, и мы не собираемся возвращаться назад, пока не закончатся летние игры.

—   Очень мудро, — буркнул Клодиос, бросая на него быстрый взгляд. — Старик Потинус, ваш епис­коп — он поедет с вами?

—  Думаю, нет, — осторожно сказал Иренаус. — Возраст не позволяет ему.

—    Понятно, — Клодиос улыбнулся.

—    Кроме того, у «Детей Иешуа» есть еще две особенности, которые могут тебя заинтересовать.

Клодиос дал знак рабам наполнить кубки.

—   Да?

—     Их извращенная доктрина очень привлекает тех, кто считает наше требование чистоты слишком тяжелой ношей… среди их приверженцев много бо­гатых мужчин и женщин. А разве собственность Преступника не переходит государству?

Глаза толстяка блеснули.

—    Это так, — подтвердил он.

—     Которое ты представляешь… — проворковал Иренаус. — А во-вторых, от тех, кто занимает важ­ные посты в этой секте, требуется мастерство во владении оружием. Ты сумеешь сделать из них от­личных гладиаторов…

—   Отлично… А почему от них это требуется?

Иренауса передернуло.

—    Они утверждают, что это повеление Иисуса… Конечно, это вовсе не так. Наш Господь никогда не отличался воинственностью, — добавил он, са­дясь. — Могу ли я положиться на тебя в этом важ­ном деле, магистр?