Странник

—    Я — представитель Римской Церкви, Единой Истинной Церкви для тех, кто служит Иисусу. И другой быть не может! — патетически произнес он. — Мы получили нашу власть от Святого Петра, хранителя ключей, столпа Церкви, основателя Веры, верного ученика Иисуса.

—   Да, да, — нетерпеливо сказал Клодиос. — Все так. Все эти секты очень похожи между собой. Но какое ко мне это имеет отношение?

—      Мы — представители Единой Истинной Цер­кви, — повторил Иренаус, и его голос от напряже­ния звенел. — Все остальные — еретики. Они от­правляют ложные грязные обряды, что противоре­чит Закону.

—  А-а-а… Очень грязные?

—  Ужасные! Одна такая секта очень активно дей­ствует в Лионе прямо сейчас… Они называют себя «Детьми Иешуа».

—    Да, — кивнул Клодиос, и его второй подбо­родок задрожал. — Мне кажется, я слышал о них.

—    Ты знаешь, что они подбирают нежеланных новорожденных младенцев в мусорных кучах, куда их бросают?

—    Правда?.. Чего ради они это делают? Где мы все окажемся, если будем сохранять жизнь всем этим ублюдкам? Ответь мне на это! Ты развлекаешься с рабынями, они рожают детей. Если младенец доста­точно крепок, ты можешь позволить себе оставить его в живых, но обычно я избавляюсь от них.

—    Говорят, что они это делают для того, чтобы вырастить этих детей в своей вере.

Клодиос облизал пересохшие губы и приложился к кубку.

—   А что они с ними делают?

—   По большим праздникам они едят их, — про­хладно ответил Иренаус.

—   Нет…

—  Да, да! И более того… Они освобождают рабов. Они утверждают — а я, как служитель Божий, убеж­ден, что это не так — они утверждают, что Иисус запрещал людям порабощать других, подобных себе.

—   Нелепо!

—   Конечно. А еще они практикуют кровосмеше­ние.

—   Хм-м… Но насколько легко это можно дока­зать? — с профессиональным интересом спросил t Клодиос.

—     Это можно будет сделать на основании вот чего, — начал Иренаус. — У этой грязной секты есть одна особенность, как и у истинной Церкви, которой я служу: мы не можем приносить жертвы никаким другим богам.