Странник

Да, и очень богатый. Но такое положение имеет свои недостатки и налагает определенную ответственность.

—  Расскажи мне все, — мягко предложил Ирена­ус. — Может быть, я сумею помочь.

Клодиос махнул рукой, стряхивая крошки со своей тоги.

—   Для столицы трех Галлий наступили тяжелые времена. Еще в прошлом году дела у нас кипели. Но войны нас больше не могут накормить. Солдаты больше не покупают металлическое оружие. Они сели на местах и занимаются собственными делами. Наша чудесная керамика — и та пострадала от кон­куренции. Конкуренты сбили цены на наши изделия. Даже торговля вдоль Соны и Роны угасает, а ведь это вино, масло, оружие, зерно, всякие безделуш­ки — все перестало пользоваться спросом. Люди, скопившие деньги в хорошие годы, сейчас, как только наступает первое число каждого месяца и кредиторы обступают их толпой, вынуждены лезть глубоко за пазуху, выскребая последние монеты. Но, говорят они себе, скоро будет большой летний праз­дник. Весь амфитеатр заполнится зрителями, при­бывшими на это представление со всей Галлии. По крайней мере, это вернет хоть немного золота в кошельки честных лионских людей, говорят они себе…

—    Это так, — согласился Иренаус. Но кто должен платить за это представление? Нет, гладиаторы — это жалкая дешевка. Они хотят видеть холодную сталь и никакой пощады. Хорошую битву до полного конца. А я и еще несколько подоб­ных мне должны обеспечить все это по желанию’ народа, поскольку само наше положение зависит от этого. — Он огорченно покачал головой. — Мне стало ясно, что народ ждет лишь самого лучшего. Они ждут, что все постоялые дома, таверны и бары будут заполнены народом из трех Галлий, готовым охотно истратить свое серебро, пока будут идти самые замечательные игры века. А… мне достанется недельный хлеб и засохший сыр, а запить все это мне дадут чашкой воды…

—   Мне кажется, что ты еще не слышал об указе, только что подписанном и императором, и Сена­том, который касается богатых землевладельцев тво­его ранга, ответственных за организацию увеселе­ний своего народа, — вкрадчиво сказал Иренаус. .

Клодиос приподнялся на одном локте.

—   Нет, — быстро ответил он. — Что это такое? Расскажи мне.