Странник

Он держал отличный стол, как и было ему положено по рангу. Вытащив устрицу из раковины при помощи булав­ки, он покрутил ее перед своим огромным носом, чтобы почувствовать запах моря, и даже засунул ее в ноздрю.

— Она жила на камнях, — с одобрением произнес он. — Этот окаянный Люпус знает, что мне лучше не приносить ничего, что растет или живет рядом с cloaca, потому что у меня есть это, — он с гордостью показал на свой нос.

Он расправил полы своей муслиновой тоги, что­бы было удобнее, и вернулся к сочным моллюскам в раковинах, вытягивая жидкость и причмокивая от удовольствия. Пряча отвращение, Иренаус ел.

—   Жаль, что Потинус не смог прийти, — сказал Сирий, вытирая губы.

Полуобнаженная девочка-рабыня с грудью, про­свечивающей сквозь тонкую тунику, внесла чашу с теплой ароматной водой, в которую он опустил свои пальцы.

—  Благословенный Потинус очень стар. Я взял на себя многие его обязанности.

—   Понятно. Все мы — священники.

—    Я полагаю, ты вышел из семьи священни­ков, — вежливо предположил Иренаус.

Внесли первую перемену блюд: чудесных красных омаров в окружении горшков с разнообразными пряностями — деликатесным соусом, приготовленным из красной рыбы, чесночным, фиговым и сливовым соусами. Клодиос в нетерпении выпил, остатки своего медового вина.

—    Еще вина, — потребовал он, и слуга напол­нил его кубок.

Иренаус свое вино еще не допил.

На грандиозной мозаичной стене были изображе­ны обнаженные Дионис и Ариадна, удобно распо­ложившиеся под виноградной лозой, попивая ви­ноградное вино. В углу комнаты стояла раскрашен­ная мраморная статуя Митраса — бога солдат.

—   Что может быть важнее, чем вино? — вопро­сил Клодиос. — Оно расслабляет разум и тело, яв­ляется хорошим средством для лечения бессонни­цы, горя и разочарования, дает аппетит, счастье и хорошее пищеварение.

Он исследовал вскрытый панцирь омара, выни­мая оттуда куски чудесного белого мяса.

—   И, конечно, это питье богов! Да, ты прав. Все мои предки были священниками. Они служили ста­рому богу Цернунию и Езусу — богу войны, до того как пришли римляне. Но римляне не слишком сильно любили наших старых богов, поэтому я пе­решел под покровительство Аполлона и Марса, их’ бога войны.