Странник

Господу, минуя Единую Истинную Католическую Церковь, а воля Его доходит до мирян только через духовенство и Его слуг.

—   Интересно, чей голос вы слышите? — спроси-’ ла девушка, искоса взглянув на мужчину за столом. Она подняла свиток и протянула ему. — Среди уче­ников Иисуса не было никакого Матфея и никакого Иоанна.

Девушка подняла руку, прежде чем Иренаус ус­пел открыть рот.

—   Но мы пришли сюда не для того, чтобы отры­вать тебя от твоей пустой возни, — перебила она его попытки выступить. — Мы же прекрасно пони­маем, сколько правды осталось в этих Евангелиях, пока они проделали свой долгий путь от живого Иисуса до наших дней.

Иренаус взглянул на нее так злобно, что каза­лось, сейчас испепелит ее.

—  Манускрипты выверены до последней буквы, — возразил он. — Они несут Слово Господа, Его Дух.

—   У Иисуса даже не было двенадцати учеников, не говоря о Матфее, — дерзко сказала она, не удер­жавшись от последней шпильки.

 Иренаус ударил что есть мочи кулаком по столу. Его собеседница убрала улыбку с лица и продолжа­ла уже спокойно:

—    Нам бы хотелось кое-что узнать от вас. Мы. слышали, что римская Церковь требует мучениче­ства. Она хочет, чтобы люди умирали за нее.

—   За свою веру, — прошептал Иренаус, и его глаза зажглись фанатическим огнем. — Иисус Христос умер, чтобы освободить людей от греха и страданий, поэтому для любого христианина не может быть выше чести, чем с его Именем на устах пройти каждый шаг по той дороге, по которой прошел он. Мучениче­ство — это кульминация земной жизни христианина, награда, которую истинно желают все, кто славит его Имя. Корона величия ожидает всех и каждого, кто отдает свою душу Церкви; всех верующих, кто дости­гает того, чтобы быть избранным, быть отмеченным смертью. Через мученичество Бог проверяет веру, от­деляя святые зерна от плевел.

—    Кровь, — поеживаясь, произнесла девушка.

—   Semen est sanguis Christianorum. Кровь христи­ан — это семя Церкви. Мы сможем достучаться до многих, и чистота их смерти будет примером для новых поколений мучеников Церкви.

—    Нет ничего чистого в агонии.

—   Но не в страдании! Более того, они доставляют наслаждение Господу потоком своей священной крови, которая гасит жар и пламя Ада.