Странник

—    Блудница! Шлюха! — прогремел Иренаус.

—   И совсем мы не колдуны, а травники. Боже­ственная искра, которая упала из Рая в этот мир зла, попала и на людей, и на растения. И именно нам, тем, кто служит Иисусу, «Детям Иешуа», было дано истинное знание, мы знаем их особенности, — опять вставил Руфий. — Тот, кто болен, богатый он или бедный, приходит к нам за облегчением, чтобы выздороветь.

—    Болезнь разума или тела вызвана грехом, — прошипел Иренаус. — Существует только один путь излечения — грешник должен пойти в церковь Еди­ной Истинной веры, броситься на колени и умолять Господа о прощении.

—  А если больной не поправится, значит, Бог не простил его? — сухо предположила Паулина. — Нет, это .от того, что сам Сатана стоит по ту сто­рону и радуется их страданиям.

На мгновение в комнате воцарилась тишина, которая была нарушена лишь движением темново­лосой женщины, наклонившейся, чтобы поднять свитки с пола.

—   Вы -— образованный муж, пресвитер, — заме­тила она. — Вы много пишете. Что это за труд у вас на столе?

—     Теологическое оружие, которое уничтожит таких, как вы, — с удовлетворением ответил ей Иренаус. — Посмотрите на его название — «Про­тив ересей»! Я разобью ваши патетические постула­ты на мелкие осколки.

Он стиснул пальцы.

—   Вы еще получите свое.

—  А это что такое? — спросила Паулина, раскру­чивая свиток и рассматривая его. — Евангелие от Матфея?

Иренаус выхватил его из ее рук.

—   Отдай, пока ты не успела осквернить само его содержание!

—   Почему от Матфея? Ведь есть и другие.

—     Ты слышал о гностиках, Марселиний? — подчеркнуто вежливо спросил Иренаус. — Это та­кие же закоренелые еретики, как ты. Он замарал своими идеями благую весть Господа. Поэтому зада­ча служителей единой истинной Церкви, таких, как я, — собрать разбросанные по свету копии Еванге­лий, чтобы исправить ошибки и выпустить их ду­ховно обновленными и чистыми, такими, какими они упали из уст Христа и были записаны его свя­тыми апостолами.

—   Но как вам это удается? Разве вы там присут­ствовали?

—   Господь просвещает меня в моих молитвах, — тихо ответил Иренаус. — Никто не может прийти к