Странник

Паулина вежливо улыбнулась.

—   И все же я — епископ. На сегодня. А где тот, кого вы называете епископом? Мы желаем говорить с ним!

Ну вот, опять! Он почувствовал, что кровь пуль­сирует у него в горле, и заставил себя успокоиться.

—  Благословенный Потинус уже очень стар. Я — старший пресвитер, уполномочен говорить с вами от его имени.

—    Мы слышали, — сказал один из юношей с рыжими волосами, — что новый агент неверных был послан, чтобы наказать Праведных.

Иренаус мрачно уставился на юношу.

—   Я научу вас, что такое «верный» и «неверный» и, конечно, «наказание», перед тем, как мы про­должим беседу, — с угрозой произнес он. — Пото­му что я прислан из Рима, чтобы привести грешни­ков к Христу.

—  Тогда ты можешь возвращаться в Рим, — ска­зала вторая девушка, потрясающее создание с длин­ными черными волосами и зелеными глазами. — Потому что в этой части страны мы проповедуем Господа Иисуса народу. Ты здесь не нужен.

—   Не существует иной Церкви, кроме истинной, римской Церкви! И никакой другой не может быть! — прогремел он.

Молодые люди с улыбкой переглянулись, а Ире­наус, заметив их взгляды, побагровел от ярости.

Спустя несколько секунд он смог справиться с собой и подавить вспышку гнева.

—   Ну что ж, начнем, — сказал он. — Твое заяв­ление о том, что ты являешься епископом вашего скверного культа, по крайней мере сегодня, очень заинтересовало меня. Благословенный Потинус яв­ляется епископом Лиона сегодня, будет епископом Лиона завтра и во все дни, вплоть до самой его смерти, когда его призовет Всевышний.

—   Насколько я понимаю, в вашей Церкви, если ее можно так назвать, — неодобрительно заметила Паулина, — существует три ранга. Во главе — Епис­коп, потом — священники и диаконы. И именно эта иерархия служителей вашего культа заставляет ваше больное тщеславие провозглашать нетерпи­мость к единственной Истинной вере.

—     Существует одна Церковь, которая должна быть ортодоксальной, то есть верной заветам Бога, и универсальной. И вне этой Церкви не может быть речи ни о каком спасении.

Паулина с яростью покачала головой.

—    Мы не можем принять твои взгляды и дока­жем тебе, что именно мы являемся хранителями Истинного знания.