Странник

Двое преследовавших их мужчин, постояв еще немного на набережной, ушли и растворились в толпе.

Алая кровь стекала по борту корабля — кровь невинной жертвы.

 

Оксфорд.

 Я знаю, кто они, — сказала Джулиана. Коннелл поставил принесенную кружку крепкого пива на деревянный стол и тоже присел. Она подняла круж­ку, а Коннелл свою.

—   Поздравляю, — сказал он. — Ну и кто же они?

Она глотнула пива, аккуратно стерла с верхней

губы остатки плотной пены. Вокруг была летняя идиллия — трава по колено, лодка, скользящая вдоль по реке. Джулиана хихикнула.

—    Это секта. Вы оказались правы. То, чем мы сейчас занимаемся, — это, по-видимому, своего рода их архив. Несколько больших фрагментов я уже сумела связать воедино — это оказалось не так уж и трудно. Листы папируса разных текстов существен­но различаются по цвету. Да и время, к которому относятся описываемые события, тоже легко опре­делить, так как согласно тексту епискоцом римским в этот период является Телесфорий. Это примерно 130 год нашей эры.

—   Грандиозно! — Коннелл с наслаждением сде­лал большой глоток превосходного пива. — А как они сами себя называют?

—    «Дети Иешуа».

—    Ага. Стало быть, мы можем считать, что те двое, брат с сестрой — Мария и Иешуа, все-таки спаслись и, попав в Рим, сумели основать там одну из христианских общин. Но это я, похоже, уже дорисовываю картину сам. Иешуа — это на иврите, а по-гречески его имя звучит Иисус. Интересно знать, не является ли наш Иешуа сыном самого Иешуа?

—   Сыном кого? — спросила Джулиана взволно­ванно и резко.

—      Да, да, вы правильно поняли. А что, разве этого не может быть? — с некоторой иронией в голосе произнес Коннелл. — То, что мы прочитали в первой части сводной рукописи, является под­тверждением той жуткой неприязни, которую испы­тывали друг к другу Петр-рыбак — он же святой Петр, апостол — и Мария Магдалина. Об этом многократно упоминается и в ранее найденных свит­ках, и в гностических евангелиях Нага Хаммади. Мария опасалась Петра, и, как мы убедились, не без причины. Она скрывается в Антиохии, Петр каким-то образом разыскивает ее и убивает — убивает с соблюдением ритуала, как вероотступницу.