Странник

И как можно более опыт­ных в искусстве войны, ветеранов. Где они смогут найти их вне Израиля?

Голос Савла упал до шепота.

—     Они хотят завоевать души иудеев, расселив­шихся вокруг всего Великого моря в Месопотамии, Сирии, Египте, Македонии и Персии. В армиях этих стран много сведущих в военных делах евреев. Ради Господа они придут. Люди из сообщества идут по всему миру, выискивая таких, чтобы обратить их в новую веру. Веру, которая призовет их, когда наста­нет день. Я знаю о них все… Но…Человек в рясе преследует меня.

Савл стоял, отстраненно уставившись на дальний берег реки.

—    Все они ошибаются… — прошептал он.

Внезапно его голос сорвался на крик. Все, кто

стоял на берегу реки, испуганно посмотрели на­верх.

—   Потому что Бог открыл свои помыслы мне! — возвестил он. — Только мне!

Голос его постепенно затихал, дальше Савл про­должал говорить спокойно:

—   Бог скоро явится. Он скоро опять будет среди нас. И все увидят его стигматы. Но он явится не только ради народа Израиля. Он явится ради всех. Ради тех, из «Пути», тех слуг Праведности, которые видят только Израиль и Закон Моисея, верят в другого Иисуса. Они упираются, вместо того чтобы прийти в объятия истинного Иисуса. И только моя церковь есть Церковь Бога. И люди идут за мной. Тот, кто верит в мое слово, кто верит в Христа, а не в старый Закон, тот будет спасен. Он обновится. Это будет не язычник, не иудей, но новый чело­век — христианин.

—    Понял, — медленно произнес Тигиллиний. — Если они не иудеи по вере, они не будут воевать.. Ты лишаешь смысла их войну.

Савл улыбнулся.

—   Я знал, что мы поймем друг друга… Я так рад, что ты все осознал. Если Буррий болен, тогда ты сможешь помочь мне…

—   Буррий знает обо всем этом?

—   А как, по-твоему, я попал сюда? — проворко­вал Савл. — Я был фарисеем, служил главному жрецу Ананию. Я преследовал сторонников «Пути». Потом я присоединился к ним. В общине, которую они называют «Дамаск», недалеко от Иерусалима на берегу Мертвого моря, я стал одним из них. Так что я смог хорошо их узнать. Я был с ними три года. И именно там, в этом пустынном месте, Бог отк­рыл мне свой истинный план…