Странник

—    Это значит, что Бог открывает нам свои по­мыслы, — мягко произнес Савл. — Это значит, что он любит не только народ Израиля, но и народ всего мира, и даже таких язычников, как ты, кото­рые придут к нему. Те, кто поверит в него и благо­даря этой вере в него и его сына Иисуса Христа, будут сидеть по ‘правую руку от него на Небесах.

Тигиллиний устало вздохнул.

—   Так значит, ты и твои ученики, которые там внизу ловят рыбу, пытаются убедить людей верить во все это? С какой стати? И что хорошего это принесет мне?

—    Ну, — сказал Савл, — ученики и я не дубли­руем работу друг друга. Совсем нет!

Его глаза сверкнули.

—   Они всего лишь простые люди. Их ум не может объять и понять все то, что происходит. С ними говорил Бог, но они не услышали его. Они ходят по кругу, и их взгляды слишком прикованы к земле.- Они проповедуют приверженность Закону, тому своду правил, который так долго определял жизнь народа Израиля, тогда как Бог говорит, что эти законы устарели!

Савл поднялся со скамьи и торжествующе воздел руки над головой, потрясая ими.

—  Именно поэтому Господь обратил на меня свой взор, чтобы я стал самым главным из его апостолов. Нет, чтобы я был его единственным апостолом, поскольку я получаю свои послания не от человека. Никто Шёня не учит. Сам Бог говорит со мной…

Савл повернулся к Тигиллинию, его туника раз­вевалась на ветру. Солнце садилось, окрашивая бал­кон в оранжевые тона.

—    Что я должен сказать тебе, префект? Господь Иисус вернется, и вернется очень скоро. Если ты уверуешь в него, он избавит тебя от своего гнева.

Савл насмешливо посмотрел на грубую фигуру, стоящую перед ним.

—     Но я полагаю, что ты предпочтешь земные награды. Не так ли?.. Что ж, с такими я тоже знаком. Вернемся к восстанию народа Израиля. Здесь те, кто верит, что Мессия еще должен прийти, и те, кто верит, что им был Господь Иисус, те — из «Пути», все как один. Все они цаддики, все они ярые при­верженцы Закона. Все они ожидают того дня, когда смогут поднять восстание и уничтожить своих рим­ских хозяев. Но они не дураки. Они понимают, что для того, чтобы одолеть мощь Рима, им нужны люди. Как можно больше людей.