Странник

Иешуа…Иисус? Да? Почему’ этот Иисус так важен?

—      Он умер на кресте, потом его сняли и поме­стили в гробницу одного, потому что его тело счи­талось по иудейским законам нечистым — ведь он умер, как преступник. Спустя три дня он восстал из мертвых. Он являлся своим последователям в виде­ниях и повелел им продолжать его работу. А потом он вознесся на Небеса.

Наступила долгая пауза, прерываемая только криком приветствий, доносившимся с реки. Подня­тая высоко над водой длинная серебристая рыба, висящая на железном крючке, вяло трепыхалась.

—     Там на Сицилии, откуда я родом, простой народ верит, что увидеть Зеленого человека на за­кате — к счастью, — не допуская и тени сомнения в голосе, сказал Тигиллиний. — Другие верят в то, что в лесах живут нимфы. Я верю в то, что раску­сить золотую монету тяжело. Я верю в то, что если рассечь человека пополам — он умрет.

—    Иешуа, которого вы называете Иисусом, был Избранным Богом, Мессией, Помазанником, погречески Христом. Именно в это верили его ученики. Они образовали сообщество, которое назвали «Путь», и под руководством Петра-Рыбака и Иако­ва, которого они называли Праведным, брата Иису­са — для меня эти люди ничего не значит — нача­ли распространять слухи о воскрешении Иисуса.

—   И неужели все иудеи согласны с тем, что их Бог явился в образе этого проповедника?

—  А-а-а, — улыбнулся Савл, — хороший вопрос. Конечно, нет. А разве любой повешенный не явля­ется проклятым в глазах Бога?

Он требовательно взглянул на Тигиллиния.

—     Ты знаком с дейтерономией? Нет? Ладно, попробую объяснить. Многие евреи спросят, как этот Иисус может быть Избранным, пришедшим, чтобы освободить народ Израиля? Ведь он потерпел неудачу!

—  Все так. Мы распяли его. И правильно сделали.

—     Но он был Сыном Божиим, — настойчиво повторил Савл, всей грудью облокотившись на стол. — Ведь он восстал из мертвых!

—   Я верю во все это ровно настолько, насколько я верю в Зеленого человека, — упрямо повторил

Тигиллиний. — Так что же, по-твоему, все это зна­чит? Все то, о чем я только что услышал от тебя, — бред. По-моему, ты просто сошел с ума от слишком большого увлечения религией.