Странник

Она римская провинция, часть империи, обложенная налогами и живущая по рим­ским законам.

Савл в упор посмотрел на Тигиллиния.

—   Евреи убеждены, что римляне с их императо­ром во главе нарушают волю Бога. Они верят в то, что скоро, очень скоро явится Бог, чтобы вызволить свой народ из-под ига Рима, как он однажды сде­лал это с помощью Моисея, освободив народ от египетского рабства. Только в этот раз он придет сам, объятый огнем в окружении ангелов, и он принесет Судный день. И, чтобы приблизить этот день, многие в Иудее уже сейчас готовы подняться с мечом в руке против римлян. И если они сделают это, они будут голубями перед Господом, но разъя­ренными волками перед вероотступниками. И тогда проблемы Павлиния с Будиккой будут выглядеть игрушкой.

Внизу у края реки по-прежнему царило оживле­ние. Рыбалка была в самом разгаре, улов постоянно увеличивался, крючки то и дело сверкали в воздухе.

—    Возможно, восстание и удастся подавить, ис­черпав все ресурсы Рима и его армии, но это будет очень сложно и дорого. Даже если не учитывать, что Нерон явно не пользуется любовью своих поддан­ных, это усугубит его и без того шаткое положение. Для того чтобы подавить это восстание, ему пона­добится поддержка талантливых полководцев, на­стоящих солдат, вроде Корбулона. Но ведь такой человек с сотнями солдат, прошедших с ним не одно сражение, может прийти к убеждению, что- империю можно основать не только в Риме.

—  Да, да, — обдумывая его слова, сказал Тигил­линий. — Это все я понимаю. Но какое отношение это все имеет к тебе и к твоему маленькому стран­ному культу?

— Я стою между этим разрушительным восстани­ем со всеми его ужасающими последствиями и вами.

Брови сицилийца резко поднялись вверх — одна из них была отмечена старым шрамом. Он недовер­чиво посмотрел на Савла.

—   В свое время я был землевладельцем, — сооб­щил он. — Каких причин я только не слышал, чтобы не платить ренту. Давай, давай! Ты с таким же успехом можешь хоть сейчас убираться отсюда и не морочить мне голову. Ты можешь предотвратить иудейское восстание? Может быть, ты их царь? Или их Бог?

—   Нет. Я его апостол! — твердо заявил Савл. — Позволь мне объяснить тебе… Народ Израиля верит, что пришествие Господа уже близко, что Он осво­бодит евреев из-под гнета.