Странник

Отрезанная голова лошади была не видна, но ее местоположение можно было установить по воронке, которая возникала в толпе людей, словно в водовороте. По мере того как очаг сражения перемещался по Форуму, освобождалось

пространство, на котором, подобно рыбам, выбро­шенным на берег, оставались люди, ощупывающие себя, как бы проверяя, все ли у них на месте.

—     Вон она! — закричал Савл, и они увидели, как этот кусок оборванного и кровавого мяса про­летел в воздухе.

Его схватили, кинули снова и несколько юнцов триумфально понеслись по направлению к Субуре с добычей в руках. Рев ярости и недовольства пронесся по группе обитателей Священного пути. Но момент был упущен. Савл, Мария и Иешуа спустились вниз.

—    Ну что ж’, счастье постучало в дом к людям Субуры, — с пониманием произнес он.

—   Что они будут с ней делать?

—   Повесят ее на священной стене в своем квар­тале, — со знанием дела ответил Савл. — Они при­бьют ее к дереву, которое символизирует жизнь. — Он обвел рукой вокруг себя, указывая на храмы: — Кровь жеребца очистила город, а его кости защитят обитателей Субуры.

Савл улыбнулся, и его едва заметно передернуло.

—    Это именно то, во что все они верят. А ведь вера — это самое главное. Не так ли? Иешуа, где твой жетон? Пойдем, получи свой выигрыш.

Они прошли сквозь поредевшую толпу; мимо раненых людей, которым оказывали помощь; мимо тех, кто сушился у фонтана; мимо женщин, озабо­ченно разглядывающих в полированных металличес­ких зеркалах свои искусанные губы и смазанный грим; мимо тех, кто проигрался, и кто был в вы­игрыше; первые отправлялись в городские купаль­ни, чтобы обсудить неудачу, вторые — в питейные заведения, чтобы отпраздновать победу.

—     Тимофей, — сказал Савл. — Отдай этому юноше его выигрыш.

Писец, который вел книгу, охотно вручил при-, читающийся Иешуа выигрыш, пока его внушитель­ных размеров apparitore охранял толстую суму с монетами.  -

—     Я собираюсь проверить яму на следующей неделе, Савл, — вскользь упомянул он. — Волк будет там.

—    В обычный день? Я пойду с тобой.

Савл повернулся к детям.

—    Так вы ждете своего отца?