Странник

Он отдал обратно письма и принял следующую став­ку. — Я бы предпочел прочитать их позже и, может быть, даже сделать себе копии.

—    Мы много путешествовали, Тимофей и я, — сказал Савл, тряхнув письмами, прежде чем их уб­рать, — по всему Великому морю, неся людям Слово Божие. Когда у нас не хватало денег, мы отправлялись на скачки, доставали свою книгу и делали деньги. Мы с Тимофеем знаем, на кого ста­вить.

Взгляд Савла внезапно стал отстраненным. При­вычным жестом он помассировал свое обезображен­ное ухо. Дети настороженно наблюдали за ним, пока он не пришел в себя.

—     Тимофей пишет историю всех наших дея­ний, — задумчиво сказал он.

Писец кивнул, подтверждая его слова.

Из-за храма Марса, со зданий, расположенных у Эсквилинского холма, донесся шум грубых голосов. Первая пестрая толпа проституток, разрисованных яркими красками, ворвалась через ворота около храмовой стены, прокладывая себе путь в толпе локтями. С противоположной стороны, где Священ­ный путь начинался у стен Форума, собрались бан­диты и шлюхи, злобно выкрикивающие непотребщину. Обе группы начали сходиться, чтобы обме­няться ударами, тумаками, бранью.

—   Что происходит? — спросила Мария.

—   Вот эти, — Тимофей указал на первую груп­пу, — живут в трущобах Субуры, вон там. Другие — вдоль Священного пути. Каждая из групп хочет за­получить победителя сегодняшних скачек.

—   Заполучить лошадь? Зачем?

—   Боги, — с улыбкой ответил Савл. — Зачем же

еще? Тот, кому достанется лошадь-победительница, будет иметь благословение богов в течение целого года. Это очень древняя традиция. Богам всегда нра­вились лошадиные бега.

Они взяли у Тимофея свои жетоны и, направились назад, по направлению к ограждению. Савл извлек из-под туники одно из писем.

—  Мне кажется, я видел руку Торлонии, — про­ворковал он. — Отлично, отлично.

—   Письма адресованы Павлу, хотя Тасос назы­вал тебя Савлом, — заметила Мария.

Савл посмотрел на нее и тепло улыбнулся.

—  Это я и есть. Некоторые знают меня как Сав­ла, а некоторые как Павла.

Он убрал письмо под тунику.

—  Будет достаточно времени, чтобы почитать его потом, и вся зима, чтобы ответить. Сейчас начнутся скачки.