Странник

—    Они найдут нас, — сказал Иешуа, — в такой маленькой деревне, как ваша, мы будем на виду. Как ты слышал, за наши головы назначена награда. Кто-нибудь обязательно выдаст нас, и тебе тоже придется за это заплатить. Здесь в Риме мы можем спрятаться, затеряться в толпе приезжих, которых тут очень много.

—     Вы не смогли спрятаться в Антиохии, — с грустью сказал Тасос.

—    Нас предали, — тихо прошептала Мария. — Кроме того, мы собирались остаться в Риме, пото­му что именно сюда хотели приехать, правда, не в этом году, а в следующем. Здесь мы должны были встретиться с нашим отцом. Мы будем дожидаться его в Риме.

—   С вашим отцом? — с интересом спросил Та­сос. — Почему вы сразу не пойдете к нему?

—    Мы не знаем, где он.

—  Он слишком могущественный человек, — ска­зал Иешуа, — и вынужден прятаться. Скоро, когда я достаточно повзрослею, то присоединюсь к нему. Тогда я тоже стану могущественным и расквитаюсь с Петром.                                    /

Тасос заботливо, почти осторожно, посмотрел на юную пару.

—    Может быть, вы правы, так будет лучше. В море и так достаточно опасно, даже если на тебя никто не покушается. Но Рим слишком большой город, где вы будете искать вашего отца сейчас, когда вашей матери уже нет?

—  Назначен день, — ответила Мария. — Его день рождения. И место. Мы знаем, какое.

—   Но ведь вам надо где-то остановиться, пока вы­будете его ждать, — сказал морской капитан.

На мгновение его брови сдвинулись к переноси­це, было ясно, что он о чем-то крепко задумался.

—   Я придумал. Идите к Савлу, который когда-то потерпел кораблекрушение и был спасен мной, я привез его сюда. Именно он говорил мне об Иисусе.

Тасос поднялся и подошел к коробке, которая стояла под его кроватью. Он открыл ее и вытащил оттуда несколько туго свернутых листов папируса.

—     Он должен мне, — сказал он. — Он знает, что мне приходится плавать по всему Великому морю. В далеких портах, где я бываю достаточно часто, также есть сторонники Иисуса. Они часто со мной передают почту для Савла.

Капитан взглянул на небо опытным глазом.

—     Сезон мореплавания не продлится долго.