Странник

Она расстегнула свой плащ, сбросила его на пол и осталась в белой одежде. На шее у нее были четки.

—       Мы все осквернены дьяволом, — сказала она. — Ты все еще в его когтях.

—        Ты — глупая сука, — с отвращением хрипло сказал он. — Ты не поняла, кто за все в ответе.

Внезапно мягкий желтый свет ламп померк в ос­лепительных лучах фар машины, стоящей на улице.

—       Холодно, — прошептал Коннелл. — Так хо­лодно. Он уже должен быть близко. «Дети» всегда знали, когда он близко.

Джулиана склонила голову в молитве, пальцы безотчетно перебирали четки, глаза были плотно закрыты. Она не открыла их и тогда, когда Фокс и Аль-Маши вошли в комнату. Они были одеты в оди­наковые длинные черные сутаны, застегнутые до горла, с узкими рукавами и алыми поясами, завя­занными вокруг талии. На груди каждого из них висел холодный сияющий крест, серебряный, как лед, на массивной цепи.

Они безразлично посмотрели на Коннелла, убе­дившись в том, что он умирает, и пошли прямиком к столу, где стояли коробки с архивом «Детей». Фокс открыл одну из них и сунул туда руку. Он вытащил несколько папирусов и победоносно по­тряс ими. Древняя пыль и фрагменты текстов посы­пались дождем на его голову.

—        Мы добрались до них! — воскликнул он. — Все здесь, вся ложь здесь…

Он повернулся к Аль-Маши.

—        Выведи ее отсюда, — приказал он. — К дере­ву. Возьми стул.

Аль-Маши взял Джулиану за руку, и она безро­потно пошла за ним, как зомби, шурша накрахма­ленной монашеской одеждой.

В углу кухни Коннелл хранил несколько больших канистр с керосином, который он использовал для освещения и тепла. Фокс нашел их и разлил керо­син по комнатам, обильно поливая пол, мебель и коробки со свитками. Затем он вошел в комнату, где работал Коннелл, и взял одну из его масляных ламп. Подняв ее вверх, он увидел, что губы Кон­нелла шевелятся. Он наклонился к нему, чтобы расслышать то, что он пытается сказать.

—        Разве ты не чувствуешь этого? — прошептал Коннелл.

При свете лампы глаза Коннелла, в упор смот­ревшие на него, блестели.

—        Разве ты не чувствуешь холода? — снова спро­сил Коннелл. — Твой хозяин здесь, он ждет тебя.

Фокс разогнулся, смеясь и сверкая своими демо­ническими глазами.

—        Сейчас тебе не будет холодно, — заверил он Коннелла.