Странник

Свет погас, мотор заработал с новой силой, и машина поехала по аллее к коттеджу Коннелла. Красные и белые огоньки мерцали, пока машина ехала по извилистой дороге между деревьями. Мария выбралась из своего укрытия и со всех ног броси­лась бежать по дороге к коттеджу. Уэльс Коннелл зажег масляные лампы. Их мягкий желтый свет был моментально поглощен грубым белым светом машины, как только она свернула с проселочной дороги. Машина остановилась около его каменного амбара, и водитель заглушил мотор.

Дверь скрипнула, и она вошла. Она была одета в длинный бледный плащ, застегнутый до самого горла.

—        Это ты,"Джулиана, — сказал он. — Где Аль- Маши? Я жду его. Когда я увидел свет твоей маши­ны, я подумал, что это он.

—        Он в пути.

—        Он все приготовил?

—      Да, — ответила она монотонно. — Все готово.

—      Тогда все отлично. Тексты «Детей» должны быть в безопасности. Вот смотри…

В маленьком доме было не прибрано, на кухне стояли чашки из-под кофе и пара немытых тарелок. Коннелл был взъерошен и небрит.

—        Ты работал, — сказала она и полезла в свою сумку. — Я привезла немного выпить.

Она прошла на кухню и нашла в шкафу два ста­кана.

—        Я читал, — сказал он из комнаты. — Я понял, что произошло, Джулиана…

Пробка крепко закрывала бутылку. Джулиана с трудом вытащила ее и налила красное вино в два стакана. Отвернув крышку с пластмассовой бутылочки, как ей и было указано, она влила ее со­держимое в один из стаканов, предназначенный для Коннелла.

—       Вот, — сказала она, появляясь в дверях. — Выпей, пока не приехал Аль-Маши.

—        Почему бы нет, — прошептал он, взяв в руки только что сделанный перевод.

—        Твое здоровье, — сказал он, отхлебнув вина. — Я весь день ничего не пил.

Она наблюдала за ним пустыми глазами, так и не пригубив вино.

—       Допивай, — сказала Джулиана. — Там есть еще.

—        Я все понял не так с самого начала, — сказал он. — Все остальное было просто. Все остальные тексты. И только в первом я ошибся.

Коннелл выпил, все еще не отводя взгляда от текста. Потом он поднял на нее глаза и устало улыб­нулся.

—        Меня нельзя за это винить. Предполагалось, что Иисус — Иешуа — умер на двадцать лет раньше. Ты натыкалась на кого-то под именем Цаддик, Пра­ведник, в Иерусалимском храме около 66 года.