Странник

—        Номер Аль-Маши, по которому он может поз­вонить, — повторила Мария.

—        Да, — откликнулась Джулиана.

Девушка протянула руку, поправив ее сумку. Джу­лиана впервые взглянула на нее. Глаза не остановились на ее лице, казалось, что она смотрит сквозь, нее, на ужасный объект своего воображения.

—        Что вы с собой сделали? Почему? — спросила ее Мария тихонько.

—        Я должна стать чистой, — прошептала она, — Я жажду очищения.

Мария вышла из лавки. В дверях она обернулась и увидела, что Джулиана высыпала рис обратно в мешок и поставила на него свою сумку. Потом она вышла из магазина и своей странной медленной походкой направилась к высоким каменным стенам колледжа.

Мария двинулась в другую сторону. Она не могла позвонить Коннеллу до назначенного времени. Най­дя большую книжную лавку, прошла в нее через широкую стеклянную дверь. Книги обступили ее, и чувство неловкости испарилось. Когда она наконец оторвалась от книжных полок, стрелки уличных часов уже миновали полдень. Мария купила «Вели­кие испытания», чтобы почитать в ресторане во вре­мя еды.

Поев, она позвонила Коннеллу из платного авто­мата на стене ресторана. Назначенное время еще не наступило, но ее беспокойство вернулось к ней.

—        Это я.

—        Аль-Маши едет сюда, — сказал Коннелл. — Я не хочу рисковать, не хочу, чтобы меня видели. Он приедет к вечеру, и мы поедем на побережье, когда совсем стемнеет. Парусник будет ждать нас, чтобы отвезти во Францию. К полудню мы будем в Каире.

—       Она очень странная, Фрэнк, — озабоченно сказала Мария. — По-моему, она рехнулась.

—      Что… Кто?

По голосу Коннелла она поняла, что он в недо­умении.

—        Эта женщина, Джулиана…

—        А… Это дело — ты знаешь, о чем я говорю — сильно потрясло ее. Когда я в последний раз гово­рил с ней, она была на грани истерики.

—        С ней что-то не так. Я имею в виду, по-насто­ящему не так. Видел бы ты, на кого она похожа, что она говорит…

—       Да, я все понимаю, но не могу решить ее проблемы за нее. У меня своих хватает. Мне очень жаль, что с ней не все в порядке.

—        Я не говорила…

—       Мария, я должен заняться текстами. У меня мало времени. Ты вернешься? Как только стемнеет, приедет Аль-Маши.

—       Фрэнк, я…