Странник

Она наблюдала за Джулианой, вышедшей на улицу из своей квартиры, следя, нет ли кого-нибудь с ней и не преследует ли ее кто-нибудь, как велел ей Коннелл.

Джулиана была одна. Она шла по улице странной прыгающей походкой, прижимая к себе хозяйствен­ную сумку, как старая дева. Наблюдая за ней, Мария почувствовала внезапный приступ тревоги, спустя мгновение сменившийся чувством простой неуют­ности. Если живешь на улицах, то инстинктивно чувствуешь, кого надо избегать.

Джулиана свернула в магазин с темно-коричне­выми стенами. Мария ждала, высматривая преследо­вателей, но никого не было. Она пересекла дорогу и вошла вслед за ней.

Это была бакалейная лавка: рис, чечевица и бобовые разных цветов и формы стояли в грубых полотняных мешках на деревянном полу. Какие-то странные зерна, худые и бледные, как она сама, уже лежали в хозяйственной сумке Джулианы. Ма­рия подошла и встала рядом с ней, делая вид, что изучает мыло без запаха, лежащее здесь же на полке.

Джулиана была почти без косметики, одета в черную юбку и черную кофту. Ее волосы были со­браны в пучок на макушке. Кожа ее лица была глад­кой и блестящей, как будто ее долго скребли.

—        Коннелл просит передать привет, — тихо ска­зала Мария, и Джулиана замерла, просыпав рис.

—        Где он? — прошептала она.

—        Он хочет поговорить с вами, — ответила Мария. — Но не по вашему телефону, не из вашей квартиры. Он считает, что Фокс прослушивает ли­нию. Именно таким образом он узнал о его встрече с Аль-Маши на побережье.

Джулиана ничего не ответила, но пакет в ее руках задрожал. Маленькие зерна падали на пол, стуча по доскам. Ее пальцы покраснели вокруг ногтей.

—        Вы помните его старую комнату в колледже? — спросила Мария.

—        Да.

—       Там, в коридоре, есть платный автомат. Он позвонит вам по тому номеру. В полдень. Он хочет, чтобы вы связались с Аль-Маши. У вас должен быть номер Аль-Маши, по которому он может позвонить. Тексты все еще у Коннелла, который хочет, чтобы они были в безопасности.

—        Да, в безопасности… — сказала Джулиана еле слышным голосом, так, что Мария едва разобрала ее слова.

Она стояла около мешка, почти не шевелясь и не глядя на незнакомку, которая беседовала с ней, все еще роняя из сумки зерна риса, со стуком падавшие на пол.