Странник

Там, где раньше стоял храм, посадили семена трав и цветов. И маленький руче­ек, который раньше был алым от крови, засиял чистотой.

—        Богиня является Великой Матерью Всего, — сказал он им тогда, встав перед ними во весь рост. — Ей не нужны храмы, ее храм лежит вок­руг нас. Ей не нужны высшие жрицы и высшие жрецы, она любит своих детей, она дает им жизнь, она берет их к себе, когда они умирают, и снова дает им жизнь. Она любит, когда ее дети поют и танцуют.

Если будете поклоняться ей, вы найдете ее в каждом священном месте. В каждой сосновой иго­лочке, сияющей от утренней росы, в каждом весен­нем цветке, в каждой песчинке на берегу. Она жи­вет в любом жучке и в любом звере. Ее голос слы­шен в журчании реки и в громе в горах. Ее шепот в ветре, который гнет и рушит, ее смех в дожде, омывающем вашу одежду.

Все затихли, слушая высокого мужчину.

—        Если среди вас найдется тот, кто скажет: «Сле­дуйте за мной, поклоняйтесь тому, чему поклоня­юсь я, склонитесь, как я говорю вам, ибо я явля­юсь жрецом богини», — остерегайтесь его. Если най­дется тот, кто наплодит жрецов по всей земле, выстроит новые храмы и будет приносить жертвы, — изгоните его. Если найдется тот, кто скажет: «Я буду вашим царем, давайте сделаем оружие войны и по­работим наших соседей во имя богини», — изгоните его.

Он развел в стороны руки, пытаясь как бы об­нять землю, лежащую вокруг него.

—        Земля является нашей Матерью. То, что про­исходит с ней, происходит со всеми сыновьями и дочерями земли. Не земля принадлежит нам, но мы принадлежим земле. Не мы плетем полотно ее жиз­ни, но мы являемся частью его. И то, что мы со­вершаем с этим полотном, мы совершаем с собой..

Затем жрицу вывели вперед, всю черную, как черная ночь, и на том месте, где все могли ее видеть, сняли с нее блестящее одеяние и сожгли его. Водой, ароматизированной цветами, ее вымыли дочиста, и больше она не была черной. Затем при­несли мантию, которую Иешуа велел сделать, она переливалась, как отражение неба в горном озере, и Мария облачилась в нее. Мантия была расшита мириадами маленьких золотых и серебряных коло­кольчиков. Когда Мария танцевала для богини, платье пело.

Оксфорд

Она похожа на ворону, думала Мария. Странную, тощую черную ворону.