Странник

Свежие жертвы украшали ее. Жена царя была наколота на меч. Сын царя висел в петле. Голова царя уже довершила ожерелье на ее шее.

Ужасная фигура стояла у подножия статуи, ожи­дая. Высокая, темнолицая, одетая в блестящую мантию. В одной руке она держала окровавленный меч.

Сына царя в храм привела Бхадра. Тело ее блес­тело от священного масла, волосы были натерты святыми травами. Гуйха легла на алтарь, закрыв подолом своей це­ремониальной блестящей мантии стопы богини. Обнаженная, она держала в руках шелковый жел­тый шарф. Бхадра привела к ней сына царя и воз­ложила на нее, чтобы довершить ритуал.

Как только юноша совокупился с богиней, слу­жители храма запели священные гимны. Жрица оцарапала его спину серебряными когтями, и он вздрогнул. Она набросила шарф на его шею и уда­вила его, не дав, ему завершить свое дело. Служите­ли вознесли молитвы, которые принесут удачу цар­ству на следующие пять лет.

Его повесили на статую, и в этот момент из мрака выступила странная фигура, стройная, высо­кая, темнолицая, одетая в черную блестящую цере-’ мониальную мантию.

— Царь умер! — воскликнула она хриплым голо­сом. — Теперь Чанди алчет крови своей жрицы.

Женщина скинула свое одеяние на пол, и все увидели, что она вся черная. Бхадра наклонилась и подняла одеяние жрицы, дав знак начать сражение.

Они обе были черны, как полночь, и прыгнули друг на друга, как пантеры. Серебряные когти бле­стели в свете факелов, кровь забрызгала пол храма. Одна из них вцепилась в горло другой, как огром­ная кошка, сомкнув челюсти, и ужасный предсмер­тный крик отразился эхом от стен. Поверженная упала на землю, истекая кровью.

Мертвые тела свисали с огромного каменного из­ваяния, в поверхность которого въелась кровь сто­летних жертвоприношений. Жрица ждала, стоя ря­дом с лежащим у ее ног телом. Когда Иешуа подо­шел, служки, которые подвели его, отпрянули назад. В свете факелов он увидел, что горло женщины, лежащей на полу храма, было разорвано. Кровь стекала с губ победительницы и с той ее руки, кото­рой она вытерла рот. Грудь ее высоко вздымалась, еще не успокоившись после схватки.

Они сделали то, что приказал им Иешуа: они разрушили храм Чанди и подожгли его. Страшное, пропитанное вековой кровью, изваяние было раз­бито на мелкие куски.