Странник

—       Я голоден, — сказал Иешуа. — Гиас печет хлеб, пойду посмотрю, не готово ли.

—        Я скоро умру, — несчастным голосом произ­нес Марк.

Иешуа, который, как и его дочь, был хорошим моряком, тепло улыбнулся.

—        Это тебе только так кажется, — заметил он.

Они сидели на баке, окруженные коллекцией де­ревянных и металлических якорей. Мария спрыгнула на палубу и направилась на корму, шлепая босыми ногами по мокрым деревянным доскам. Под ней, в трюме большого пятидесятитонного судна, находи­лись амфоры с вином из Террачины и оливковым маслом с Сицилии, поставленные друг на друга в три ряда. Под ними были мельничные жернова, служившие балластом. Она прошла мимо маленькой кузницы и мимо моряка, чинившего паруса. Надвигающийся шторм все усиливался, окатывая их во­дой с ног до головы. Она видела, что шкипер смот­рит в оба, в сторону дальнего берега, где виднелись верхушки зеленых деревьев, направляя свое судно в спасительную гавань. Они были очень далеко от Рима.

Вниз, в камбуз, вели несколько ступенек. Здесь хранились припасы, специи для выпечки и хлеба, вино, крупа, сыр и соленая свинина, вместе со всеми свежими фруктами и овощами, которые им удавалось купить в портах по пути. Они ели и рыбу тоже, пойманную сетью или на удочку, но сегодня рыбу никто не ловил.

Камбуз был пуст, в печи поспевал пирог. Дверь трюма была, однако, открыта, и Мария услышала шум, который издавал Гиас, маленький человечек с огромной лысиной. Он вышел и злобно посмотрел на нее.

—       Что ты здесь делаешь? — зашумел он. — Я проверял груз. Мне послышалось, что что-то упало. Его надо было укрепить как следует, а теперь часть оливкового масла утеряна. Ч

Его ноги оставляли золотые следы на досках кам­буза. В воздухе стоял густой аромат масла, но, кроме этого, она увидела в его руке винную бутыль с вынутой пробкой и поняла, что он уже отхлебнул чудесного вина с первого урожая Террачины. Ко­рабль качнуло на огромной волне, и Мария схвати­лась одной рукой за притолоку.

—       Я зашла посмотреть, не готов ли пирог, — спокойно сказала она.

Обязанности среди находившихся на корабле людей были поделены согласно древним морским обычаям. Другие выяснят, обворовывал ли их Гиас, когда пил вино из амфоры, и решат, что с ним делать.