Странник

За его спиной умирающий человек выпал из ванны на мраморный пол.

Когда она пришла в себя, занимался рассвет. Она видела встающее солнце через небольшое окошко в потолке. В его слабом свете Мария увидела, что вся залита кровью своего хозяина.

Рим, сентябрь 64 г. н. э.

Каленус методично обходил виллу. Комнаты были освещены ярким светом дня, проникающим в помещения через открытый перистиль, где фонтаны Флавия, наполненные холодной водой, стекающей с гор, все еще играли и плескались, освежая теп­лый воздух.

С кожаной сумкой в руке Каленус тщательно ос­матривал каждую комнату, собирая небольшие, но ценные предметы, которые он приметил еще с незапамятных времен, будучи любовником Флавия. Император потребует, чтобы дом был отдан ему для последующей продажи или подарка. Но неужели же он, принесший казне такую прибыль, не может взять все, что ему понравится? В таких случаях до­носчик брал то, что мог унести на себе. Так в сумке Каленуса оказались серебро и золото, керамика и драгоценные камни, небольшие картины, украшав­шие стены дома, ибо Флавий слыл культурным человеком. Каленус присмотрел их, чтобы затем продать в галерею.

Он отметил, что триклиний уже чисто вымыт, а пол устлан лепестками роз. Столы были расставле­ны, на кухне все кипело, потому что вечером он устраивал своего рода новоселье для друзей.

В спальне стоял очаровательный столик из экзо­тического дерева с инкрустацией, меняющей свет, подобно пламенеющему хвосту павлина. На этот столик постоянно натыкался его взгляд, когда о подставлял Флавию свое тело. Он всегда хотел его заполучить. Сейчас он пребывал в сомнениях. Нерон четко знал, что могли забрать другие, а что должно было принадлежать ему по праву. Пурпур был цве­том императора. Однажды во время прогулки он за­метил знатную аристократку в платье пурпурного цвета, гуляющую в сопровождении рабынь. Нерон приказал своим охранникам разорвать его здесь же на куски. Поместье ее мужа было конфисковано в тот же день. Однако милосердие не было чуждо его сердцу. Поняв, что женщина осталась без крова и средств к существованию, император приказал Тигиллинию взять ее на работу в один из публичных домов.

Каленус в раздумьях стоял над очаровательным и очень ценным столиком. Он решил, что лично пре­поднесет его Нерону в подарок.