Странник

—        Отлично, сенатор.

Флавий двинулся вперед на неверных ногах, неся в дрожащей руке факел. Он пристально всматривал­ся в полумрак, не отрывая глаз от этой пары.

—       Что ты там высматриваешь? — неожиданно громко спросил его Нерон прямо в ухо, неслышно подойдя к нему. — Ты кого-то ищешь?

—       Нет, император, — прошептал Флавий, оку­танный парами неразбавленного вина.

—        Тогда зажигай, — прошептал Нерон угрожаю­ще. — Мне нужен свет.

Флавий зажмурился и ткнул свой факел туда, где были дерево и смола.

—        Аллилуйя, аллилуйя.

—        Говорят, что они совсем другие, но мне ка­жется, что они такие же, как и все остальные иудеи, — сказал Нерон, начиная вновь перебирать струны своей лиры.

Комната наполнилась дымом и удушливым, тош­нотворным запахом паленой плоти. Когда стоны прекратились, Нерон взглянул на Флавия сквозь клубы дыма.

—        Ее здесь нет, Флавий, — сказал он дружелюб­но. — Я отправил ее в камеру под амфитеатром. Тишллинию нужны люди для игр.

Флавий не произнес ни звука.

—        Говорят, что ты благородный человек, — за­интересованно произнес Нерон.

—       Да, император, — прошептал Флавий.

—       Тогда ты — диковинка. Благородный чело­век… Но это значит, что я могу доверять тебе. Ты женат на одной из этих окаянных последователь­ниц Иисуса.

Он указал большим пальцем на пылающий фа­кел из человеческих тел.

— Вот они. Ты же видишь, что это изменники. Поэтому иди домой и вскрой вены, так будет лучше.

В комнате было тихо. Мария прекратила бессмыс­ленное хождение и села на кровать. Чувство животно­го страха, не покидавшее ее уже несколько дней, наконец дошло до ее сознания. Гая больше не вернет­ся. Она знала это. Маленькая Валерия, которая была с няней, никогда не узнает своей матери. Слуги дья­вола, которые убили ее брата Иешуа, подобрались вплотную к ней. Если она не поторопится, придет и ее черед. С неожиданным чувством облегчения она вскочила на ноги и стала быстро собирать свои небо­гатые пожитки, запихивая их в сумку.

В дверях мелькнула чья-то фигура, и она подняла, глаза. В свете маленькой масляной лампы она увиде­ла cursore Ифрикатеса.                                                            

—        Хозяин вернулся, — сообщил он ей с камен­ным лицом. — Он зовет тебя.