Странник

—       Вот именно. Когда Нерон увидел его, он посчитал его настолько прекрасным, насколько может быть прекрасна только девушка. Вот он и сделал его ею.

—        Не может быть!

—        Это так, — подтвердил Вителлий. — Снес все дочиста.

—       Кое-кто считает, что мир был бы гораздо лучше, если бы отец нашего императора женился на женщине подобного сорта, — проворчал Сципи­он, и Вителлий рассмеялся.

—        Я вижу, что Савла здесь нет, — сказал он.

—       Этот маленький жрец? Я не понимаю, что император нашел в нем.

Сражающаяся пара сцепилась в схватке.

—        Ты на кого ставишь? — спросил Вителлий.

—       О, я всегда за женщин, — ответил Сципион. — И всегда был.

Он наклонился вперед, взяв экзотический абри­кос с Кавказа, и приготовился вонзить в него зубы, когда пара в центре зала начала, размахивая цепя­ми, колотить друг друга. Кровь, брызнувшая из нанесенных ран, попала на абрикос Сципиона,

который тут же остановил проходившего мимо раба с чашей, полной розовой воды, чтобы ополоснуть свой фрукт.

—        Это была кровь твоей дамы, — заметил Вител­лий. — Должно быть, очень вкусно.

—        Я работаю в театре и кровь могу попробовать в любое время, — ответил Сципион.

Они кружились на импровизированной арене между кушетками, скользя ногами по сказочной мраморной мозаике. У карлика зияла рваная рана от макушки до нижней челюсти, кровь женщины ка­пала из рассеченной от плеча до груди плоти. Она прыгнула вперед, угодив кончиками пальцев на каменное лицо Аполлона на мозаичном полу, зах­лестнув своим кнутом руку противника, в которой’ была зажата цепь. С невероятной силой маленький уродец потянул ее назад, уронив при этом деревян­ный барьер, который девушка, последовавшая за ним, использовала как опору для нанесения реша­ющего удара кинжалом.

Девушка промахнулась. Мастерски нанесенный удар кинжала попал не туда, вспоров живот ста­рому Аттикусу, занимавшему ближайшую кушет­ку. Карлик очередной раз увернулся от удара своей соперницы, спрыгнув на пол. Он проворно вско­чил на барьер под радостные крики присутствую­щих. Но в этот момент девушка нанесла удар кнутом по самой болезненной части его тела, и карлик со стоном упал на мозаичный пол. Она нависла над его телом, избивая кнутом и полосуя кинжалом до тех пор, пока кровь не залила весь пол огромного зала.