Странник

Народ обходил их, а погон­щики стегали мулов по их тощим спинам.

Они ездили в horrea в Остию, имея письменное указание Нерона, и забрали со складов все, что им было необходимо для строительства, включая мно­гочисленные амфоры вина, без которых ни одно дело не было бы сделано.

— У меня тут есть карта, Флавий, — сказал ожидавший их Сабинус, протягивая ему лист папи­руса.

Это был плотный жизнерадостный человек, со­всем не похожий на своего брата. Сегодня он был очень возбужден. Папирус дрожал в его руке.

—        Император хочет быть уверен, что сады будут как следует освещены. У него сегодня вечером со­стоится прием. Он написал для меня инструкцию,- где необходимо установить факелы.

Рабочие уже распаковывали припасы и разжигали жаровни.

—        Все эти годы ты провел в Палестине, — про­говорил Сабинус. — Разве не оттуда все это нача­лось? Может быть, именно поэтому император дал это задание тебе? Возможно, у тебя есть в этом опыт?

—        Я не знаю, почему я здесь, — ответил Фла­вий. — Манний!

Раб открыл амфору и вылил содержимое в ог­ромный сосуд. Он принес им два доверху наполнен­ных кубка.

—        Выпей, — сказал он префекту, который втяги­вал воздух, стараясь уловить аромат вина.

—        Неразбавленное? — ужасаясь, спросил он. — Ведь мы — воспитанные люди.

Флавий выпил вино одним глотком.

Он смотрел на расплавленную смолу, начинаю­щую кипеть в котле и раздражающую своим резким запахом его обоняние. Деревья вздрогнули с первы­ми ударами молотов, загоняющих подставки для факелов в землю.

Сабинус взглянул на смолу и залпом осушил’ свой кубок.

Освеженные, надушенные, разодетые в пух и прах аристократы шли ко дворцу императора по садам, посаженным его матерью до того, как она была избита до смерти какими-то матросами, нанятыми самим Нероном, после того как все прежние по­пытки не увенчались успехом. Они расположились на кушетках в его обширном триклинии ‘ посреди сверкающего золота и блестящего стекла. Фрески самого Фамуллюса украшали стены. Он отговорился тем, что работает в Золотом доме Нерона, лишь бы избежать необходимости присутствовать на этом приеме. Здесь были проститутки и актрисы, сводни­ки и сводницы, гладиаторы с арены и наездники из цирка, распорядители сцены и режиссеры, менялы