Странник

Император обнял ее, а она нежно теребила в руках его фаллос.

—        Да, так вернемся к Иисусу. Он хочет нового мира. То есть хотел, ведь он же умер. Но те, кто верит в его проповедь, живут среди нас. Они дума­ют, что новый мир придет.

—        Да.

—       Ну что ж, этого хочу и я. Меня называют распутным, и я это знаю. Но люди должны увидеть, что я, их император, помогу им сбросить сковыва­ющие их путы. Они рабы — физически и духовно. Я приведу их к спасению, путь к которому известен только мне.

Девушка деликатно приподняла тунику Нерона, обнажив его тело и продолжая нежно ласкать его. Император оценивающе посмотрел на Савла.

—        Разве не этого хочет твой Иисус?

—        Этого.

Нерон повернулся к девушке.

—        Не заставляй моего гостя ждать, — нетерпели­во сказал он.

Девушка улыбнулась, не говоря ни слова. Под­нявшись со своего места, она обошла кушетку, скидывая по дороге тунику, и, уже обнаженная, наклонилась над императором. Она была изящной, с нежными темными сосками и длинными строй­ными ногами. Нерон расслабился, а девушка приня­лась губами и языком ласкать его мужское естество.

—        Никто в этом мире не чист, — философски заметил Нерон. — Ни одна каста, ни единая часть их тела.

Внезапно рассердившись, он взглянул на Савла.

—       Они просто прячут это! Притворщики! Они предаются разврату с приходом темноты. Но не я. И не ты, друг Савл.

—       Не я.

—        А простят ли тебя? Твой Иисус простит?

—       Иисус Христос умер, чтобы я мог жить. Он прощает мои грехи.

—        Ну, что ж, тогда вперед, — дружелюбно ска­зал Нерон, указывая на ласкающую его девушку. — Предоставь ему то, за что он мог бы тебя простить.

Савл колебался секунду. Нерон рассмеялся.

—        Ведь ты понимаешь, это — не женщина. Все отрезано. Убедись в этом сам.

Савл просунул руку между ног этого создания, и, как и сказал Нерон, там было все гладко. Он пробежал руками по телу юноши.

—        Как персик! — одобрительно сказал Нерон. — Как персик!

Савл поднял свою тунику и вошел в него, слив­шись с ними в странное гармоническое трио.

—        Ты хотел, чтобы я принял твоего Иисуса, — продолжал Нерон.

—        Скоро наступит новый мир, старые боги умирают, — сказал Савл, ритмично двигаясь. — Он может стать твоим миром, твоим Богом.