Странник

Просто мука!

—      Я понимаю. Конечно, он чересчур мал. Слиш­ком ничтожен.

—      Я знал, что ты поймешь меня. Конечно, слиш­ком мал. Безусловно. Да, слишком ничтожен.

Нерон широко развел руки.

—        Я просто хочу жить, как человек, — вооду­шевленно произнес он. — Разве я прошу слишком много?

Он повернулся, снова схватив Савла за плечо, и они пошли назад во дворец.

—        Давай немного отвлечемся, — предложил Не­рон. — Я хочу, чтобы ты мне побольше рассказал об этом вашем Иисусе. Интересная личность, ты говоришь? Тигиллинию кажется, что он может быть полезен.

Они прошли через огромную дверь, двадцати футов высотой, в просторную комнату, освещен­ную светом, проникающим со двора. Оттуда же шел прохладный свежий воздух. Стены этой комнаты были богато украшены лепниной и фресками в красных, синих, золотых и пурпурных тонах — цве­тах императора. На золотой, обитой серебряным шелком кушетке ждала девушка, которая поднялась, как только они вошли.

—        Ах… — одобрительно воскликнул Нерон, об­водя комнату рукой. — Вот это — вкус будущего. Фамуллюс сделал все это для меня. Я хочу, чтобы мой новый дворец был намного лучше и красивее.

—        Какой из дворцов? — вежливо поинтересовал­ся Савл.

—       Совсем новый, который я только собираюсь построить. Domus Aurea.

—        Золотой дом? Подходящее жилище для такого императора, как ты.

—       Мне тоже так кажется, — согласился Не­рон. — Галерея будет в милю длиной, комнаты украсят золотом и драгоценными камнями, пото­лок сделают из слоновой кости! Я уничтожу тыся­чи слонов для того, чтобы отделать потолки. Обе­денная зала будет круглой, с подвижным проемом на потолке. Вокруг дворца разобьют чудесный парк на берегу озера, виноградники, розарии, сады. В. лесах и лугах будут жить животные со всех концов империи.

—        Изумительно! — выдохнул Савл. — Где ты его построишь?

—        Еще не знаю, — сказал Нерон, снова погру­стнев. — Я думаю, вне стен Рима, хотя не знаю, почему я должен сам себя сослать. Да, и еще мое изваяние, покрытое золотом, в триста футов высо­той. Люди должны иметь возможность видеть меня.

—        Конечно, — согласился Савл.

Нерон вальяжно разлегся на кушетке, а прекрас­ная девушка села рядом с ним, легкая, как перыш­ко.