Странник

Это хорошая машина, она простая, кто-то сделал ее своими ру­ками. Мне нравятся ткацкий станок, на котором делают одежду. Мне нравится кубки и кувшины, ячмень и просо, из которых делают пиво. Мне не нравятся машины, похожие на ту.

Она указала кивком головы на комбайн, работа­ющий в поле, а затем подняла глаза вверх, указы­вая взглядом на белое облачко пара, исчезающее высоко в небе.

—        И это мне тоже не нравится.

—        Но ведь она облегчает сельский труд! — возра­зил Коннелл.

—        Люди все еще голодают, — мрачно заметила она. — А машины вроде этой заставляют их гнить на улицах города, вместо того чтобы жить и рабо­тать здесь, на земле.

—        Понятно. Но любое правительство не любит крестьян, потому что они независимы.

—      Когда люди поклонялись богине, этого не было. Разве не так? Пока не появились эти воины. Разве в тех местах, Шумере, Вавилоне, не росло все на земле?

—        Да. Земля была очень плодородной. Богиня была царицей Земли, повелительницей винограда и зерна, кедра и фиги, сикомора, яблони и оливы, она была Зеленой Королевой, владелицей стойла и пастбища, пастушкой, которая содержа­ла коровий хлев и овечий загон. Она была царицей искрящихся вод. Благодаря ее плодородию появи­лись густые заросли тростника и камыша, из ко­торых делались перья для писцов. Так она стала царицей письма, литературы, искусства и толко­вания снов.

—        Очень хорошо, — сухо сказала Мария. — А на что теперь похожи эти земли?

—        Пустыня,’ — коротко ответил Коннелл. — Война пронеслась по всей земле, сначала туда, а потом и обратно, подобно приливу. Целые нации были ассимилированы, отданы в рабство или про­сто уничтожены. Это был век больной и кровавый.

—       Богам это нравилось. Ягве считал, что это чудесно, — заметила она. — Когда она кончилась, эта война?

—        Она еще не кончилась.

—        С благословения Ягве.

Мария взяла со стола яблоко и надкусила его.

—        Оно и вправду чудесное, — одобрительно ска­зала она, пристально взглянув на Коннелла. — Ты используешь какие-нибудь машины в своем саду?

—        Конечно, нет.

—        Нет… Ведь тебе и не нужны машины, правда? Такие сложные, как та, на улице? Ты можешь вырастить урожай с помощью простых инструмен­тов.