Странник

Он видел женщину, ее семью, ее народ на вол­шебном острове, изумрудном и золотом от весен­них цветов, от дубов и кипарисов, росших на холмах, со снежными верхушками гор, питающих искрящиеся реки. Он видел женщину в ее наряде жрицы, в руках которой была двусторонняя, по­хожая на бабочку секира богини, ее голову укра­шали маки, вокруг нее в воздухе кружили пчелы и голуби. Иешуа видел, что обряды этих грациоз­ных и жизнерадостных людей были веселы, а хра­мы расцвечены яркими красками. Молодые муж­чины и женщины вместе играли на изогнутых рогах черного буйвола, прославляя торжество жизни, прекрасной и нежной.

В пустыне солнце поднялось над верхушками скал, слепя глаза неожиданно ярким светом. Об­раз волшебной земли расплавился в его лучах. Когда Иешуа снова прозрел, видение стало ту­манным. Над землей поднимался дым. Храмы бо­гини горели, ее золотые поля были охвачены ог­нем, клубы черного грязного дыма лишили цвета ее лазурное небо. Воздух был Наполнен безумным воем страха. Сквозь мрак мчались люди на лоша­дях, люди темные и злые, страшное оружие в их. руках было покрыто кровью, и везде вокруг в руинах и в горящих полях лежали люди богини, сраженные злом.

В пустыне жестокое солнце светило на Иешуа с безжалостного стального неба. Перед его глазами продолжалась сцена убийства. Люди богини были

беззащитны, воины секли и рубили их плоть своими мечами, проламывали кости тяжелыми топорами, вспарывали их животы острыми кинжалами. Они неслись на лошадях по мертвым и умирающим, и Иешуа не смог сдержать крик — ему хотелось оста­новить это.

Дым рассеялся. Показалось могущественное вой­ско. Огромные знамена развевались на ветру, раз­давалось мерное бряцание оружия, вспарывая мер­твую тишину. Тысячи немигающих глаз смотрели на него, и Иешуа понял, что он перестал быть наблюдателем, и присоединился к ним. Дул ветер, несущий запах разложения. За спиной армии воз­вышалась гора костей. Пустые глазницы оскален­ных черепов смотрели на него. Какое-то странное маленькое и темное создание, одетое в наряд из человеческой кожи, согнувшись, прошло сквозь строй воинов. Взяв Иешуа за руку своими когти­стыми лапами, это нечто вывело его вперед.

Во главе войска стояла сияющая колесница. Впря­женные в нее черные лошади в нетерпении били копытами, поводья были натянуты, колчаны туго набиты стрелами.