Странник

Они не могли противопоставлять себя ему. Летом они собирали и

концентрировали всю свою энергию для охоты, во время длинных арктических зим они изготовляли инструменты, выделывали шкуры и меха, превра­щая их в одежду, рассказывали свои мифы, легенды и истории, сидя у костра. Они смотрели на луну и на круговорот звезд. И поклонялись богине, Матери Всего.

Возьми, к примеру, животных. Почитай Книгу Бытия в Библии, и она скажет тебе, что мы — люди — должны «наполнять землю и обладать ее, владычествовать над рыбами морскими и над птица­ми небесными и над всяким животным, пресмыка­ющимся по земле». Если ты скажешь это кому-ни­будь из племени каменного века, они примут тебя за худшую разновидность вопиющего психопата! По­добная изолирующая и жестокая идеология была бы абсолютно неприемлема, кощунственна. Они отно­сились к животным с почитанием, испытывая чув­ство вины. Животные были священными существа­ми, которые обеспечивали их жизнь мясом, шкура­ми, костями и рогами, чтобы изготовлять орудия, одежду, украшения, иглы и счетный материал. Животный жир, наполняя лампы, освещал темноту. Братья наши меньшие были воплощением священ­ной силы Великой Матери, заботящейся о своих детях. Люди и звери мирно сосуществовали, объеди­ненные в союз неразрывными узами. Их жизнь была подчинена невидимым ритмам, они удерживали души предков племени. Они были единым целым с миром.

—        Кажется, женщина занимала тогда очень важ­ное место, — заметила Мария. — Та, которую ви­дел Иешуа, стала жрицей, она повела народ в великое место камней, чтобы наблюдать лунное зат­мение.

—        Конечно. Пока преобладают женские ценнос­ти, женщин почитают все.

—        И в следующем его видении тоже.

—      Подобная концепция развития мира существо­вала на Крите. Это ведь настоящий гимн богине — Природе. В этом суть его видения. Куда бы он ни посмотрел, вокруг него все цвело, слышался гимн

радости и жизни, изобилию и красоте мира, в ко­тором они жили.

— Тогда кто же эти люди на лошадях? — спро­сила она. — Те злые люди, которые уничтожили эту культуру, истребили весь народ? Откуда они пришли?

В пустыне поднимался рассвет. Луна ушла. Восхо­дящее солнце освещало небо, оставляя в темноте скалистые горы, где Иешуа нашел приют, съежив­шись в ледяном холоде пустынной ночи.