Странник

Мария постучала пальцем по тексту.

—        Богини и боги, — сказала она, взглянув на него. — С самого начала? Именно это он видел, когда женщина спускалась в пещеру?

—      Ты попала в точку. Богиня является централь­ной фигурой. Ее брак с богом — это священный союз. Миф о богине лежал в основе всех религий, искусств, философских и общественных течений.

—        Тогда откуда же появился мир?

—       Из отношений между землей и небесами.

Между циклом луны и циклом женщины, чъ чрево дает рождение. Они те же самые для нас’: что и для той древней праматери, которую Иешуа’ видел в своем видении, за исключением того, чт пещерные люди понимали фундаментальную важ­ность всего этого гораздо лучше, чем мы сейчас; По современным представлениям, идеальная жен-" щина должна сократить свой естественный вес почти вдвОё, лечь на операционный стол, чтобы исправить недостатки тела, есть бог знает что и не беременеть. А двадцать тысяч лет назад или даже более того у женщин были фигуры богинь, Истин­но женственные, дающие жизнь, вскармливающие ее и возрождающиеся. Они пропитаны лунной мифологией — тринадцать дней желтой луны и тринадцать месяцев лунного года. Десять лунных месяцев вынашивания ребенка. Луна занимала центральное место в их существовании, во всей их философии. Луна соединяет в своих движениях два ритма — постоянства и перемены. Она являлась отправной точкой для всех их поступков и дея­ний — от зачатия ребенка и до продумывания узоров.

—        Значит, луна стала их самым главным симво­лом, поскольку великий свет, сияющий в полном мраке ночи, являлся высшим проявлением Великой Матери Всего Коннелл откусил яблоко и аппетитно начал же­вать его сочную мякоть.

—       Яблоки действительно хороши, — сказал он, — Снаружи они неказисты, но вкус — изуми­тельный. Я думаю, что их не опрыскивали.

Мария читала то, что он перевел раньше.

—       Похоже, что люди прошлого воспринимали мир, как единое целое, — сказала она.

—        Правильно. Все, что они видят, имеет сезон­ный ритм. Отлет и прилет птиц. Цикл вынашива­ния, рождения, роста и смерти всех животных, включая их самих. Почка, цветок, плод и опадание листвы с деревьев и кустов. Их собственная жизнь была составной частью этого мира.