Странник

Обнаженная, если не считать венка на голове, рабыня принесла его. На верхушке высокой изящ­ной бронзовой стойки стояла статуэтка нагой Диа­ны. На вытянутых вверх руках богиня удерживала слегка вогнутый бронзовый диск. Ниже, на полови­не стойки, был расположен диск гораздо больших размеров.

—    Кто будет играть? — спросил Фламма.

Он снял золотое кольцо с пальца и положил его на стол перед собой.

—   Победитель получит все, — закончил он свое предложение.

Очень быстро раб собрал кучу колец, браслетов и ожерелий, поскольку все вокруг не устояли перед искушением.

—    Есть еще местб? — задорно спросил кто-то.

Гая взглянула в сторону, откуда доносился голос,

и увидела Каленуса, улыбающегося с мальчишес­ким шармом.

—   Мне не важно, сколько колец я выиграю, — похвастался Фламма, а Каленус подбросил в кучу золотой обруч.

Большинство участников вышло из игры в пер­вом же круге. И Сципион, и Люций плескали свое вино из бокалов с той элегантностью движений, которая присуща всем прожившим жизнь на сцене, но не преуспели. Валерии, обладающей острым гла­зом, удалось наполнить верхний диск вином, но сдвинуть его она не смогла. Фламма, чья жизнь и здоровье зависели от координации движений и ос­троты глаза, сумел скинуть верхний диск на ниж­ний, как и наездник Кресценс. Кроме них в этом преуспели Флавия, одна из соседок Фламмы, и Каленус.

—  Я не собираюсь ставить ни на кого из них, — прошептал Сципион Гае. — Фламма, конечно, жи­вотное, но и Кресценс — не многим лучше. На прошлой неделе он увидел на ком-то золотую цепь и избил этого человека почти до смерти, чтобы заполучить ее. И кто посмеет ему отказать — ему, чемпиону factio russata? По крайней мере, не Сци­пион.

В следующем круге промазала подружка Фламмы. Когда наступила очередь Кресценса, он задел plastinx, но тот не упал. Удачный бросок — и Флам­ма попал в цель. Диск в руках Дианы заколебался и

упал с оглушительным звоном, высокорожденные блудницы и приспешники Фламмы, сидевшие с ним за столом, радостно приветствовали его, когда он собирал свой выигрыш, раздавая кое-что своим компаньонам.

—   Не отдавай пока мое кольцо, Фламма, — обра­тился к нему Каленус. — Я обязательно отыграю его.