Странник

Она не чувствовала никакой дрожи, сидя недале­ко от несущего смерть, только непонятный страх, но все же не могла отвести от него взгляд. Его карие, широко посаженные глаза были пронзитель­ны, как у дракона.

—    На что ты смотришь, маленькая? — спросил Фламма, выглядывая из-за раковины устрицы.

—   Я — замужняя женщина, — ответила она.

—   Так что тебя интересует, малышка?

—     Кольца, — ответила она. — Когда ты утром был на арене, у тебя на руках не было ни одного кольца.

—     Ни scutum, ни spatha невозможно ухватить, если на руках надеты кольца, — со знанием дела объяснил он. — Но это знаки моих побед. Мне дают их те, кто заинтересован в моей дальнейшей службе. Вот за то кольцо на твоей руке я могу моментально разложить тебя на подушках.

—    Это — обручальное кольцо, — холодно отве­тила Гая.

Он ткнул большим пальцем в двух женщин, сидящих по обе стороны от него, каждая из которых одной рукой держала кубок с вином, а другой — наглаживала его мускулистое тело.

—   Ну и что? — терпеливо сказал он. — Они — тоже.

—    Твои глаза потеряли зоркость, которой они обладали сегодня утром, — заявила она. — Я — беременна.

Фламма улыбнулся вполне дружелюбно.

—  Прими мои извинения. Насколько я понимаю, мне отказали?

—   Сегодня на арене, — сказала Гая, не обращая внимания на его сарказм, — вы со Спекулюсом что- то говорили друг другу. О чем вы говорили?

—   На вчерашней пирушке мы сидели рядом. Мы договорились, что победитель поимеет двух женщин: одну — за себя, а другую — за погибшего. Он был из благородной семьи, а я — из сточной канавы. Он хвастался тем, что попадет в Субуру и трахнет мою сестру. Но вместо этого — я здесь и готов трахнуть его сестру.

—   Нет, — сказала она, — не готов. Потому, что я — его сестра.

На мгновение Фламма замолчал, потом вздрог­нул.

—   Vincam aut moria. Именно так обстоит дело.

Внесли целую запеченную свинью, истекающую

жиром и источающую соблазнительные ароматы, в окружении маленьких аппетитных поросят в тесте. Человек, одетый Аяксом, принялся разделывать ее мечом.

Пока гости ожидали следующей перемены блюд, Фламма попросил, чтобы принесли принадлежнос­ти для игры коттаб.