Странник

Его amictus был подбит алым, цветом его команды, factio russata.

Сливки императорского общества собрались на этом обеде — бойцы, актеры, наездники, актрисы, проститутки и куртизанки, финансисты. Рабы раз­носили специальные хлебцы, выпеченные в форме фаллосов. Фаллос и его естественный партнер укра­шали все, что стояло на столах и висело на сте­нах— от сервировочных блюд до канделябров, ос­вещавших это счастливое событие. Внесли мускатное медовое вино и устрицы. Пир был в разгаре. Среди гостей царило обязательное в таких случаях веселье.

Не было недостатка в возбудителях, а если гости обладали небогатым воображением, они могли по­черпнуть примеры с красочных, словно готовых вот- вот ожить фресок, украшающих стены. Сатиры с длинными хвостами и огромными членами весело гонялись по залу за смеющимися полуобнаженными менадами. Время от времени одна из них позволяла настигнуть себя и овладеть своим телом. В противном случае она успешно защищалась с помощью thyrsis, палки с сосновыми ветками на конце, скипетра бога вина. Бог Пан крепко держал козу, совокупляясь с ней с каким-то пугающим выражением лица, и те сатиры, которым отказали менады, присоединялись к нему, со странным безразличием принимая дос­тавшийся им выбор. Бахус и его прекрасная возлюб­ленная Ариадна ехали в колеснице, запряженной пантерами, между своими полуобнаженными по­клонниками, которые предавались похоти под гус­той листвой виноградников.

Пока рабы смешивали вино и разливали его в кубки в форме фаллосов — чтобы подчеркнуть цель всей пирушки, — глаза Гаи блуждали по разгуляв­шимся гостям, остановившись на вальяжно разлег­шемся на своих подушках могучем гладиаторе Фламме. Из-под его amictus была видна свежая рана на плече, полученная им этим утром от удара острым трезубцем. Она видела эту рану, расходящиеся края которой были скреплены длинным рядом шелковых швов. Пальцы убийцы были усыпаны кольцами всех видов: из крученой бронзовой проволоки, гагата, золота со стеклом, серебра. Некоторые из них были усыпаны драгоценными камнями, некоторые в виде змей, обвивающихся вокруг его толстых пальцев. На большом пальце красовался массивный золотой пер­стень с камеей из оникса, изображающей воору­женного Марса в короне крылатой Виктории.