Странник

—     Их не покупают, — сказала она и украсила склон холма на картине золотыми кустами. — Их делают.

—   Делают?

—    Конечно. Те, которые продаются — синтети­ческие. Слишком яркие. Грубые, как мир. Поэтому я делаю их сама.

В руках у Коннелла была открытая бутылка вина, и он плеснул его в два бокала.

—    Это ты тоже сможешь сделать, если будешь знать, как, — сказал он.

Она села в пятнистую тень около своего мольбер­та и взяла стакан.

Он показал рукой на склон холма, где густые кусты сияли на солнце, как расплавленное золото.

—   Ты можешь делать вино из цветов этого кус­тарника, — сказал он. — Я однажды пил такое. И чувствовал себя божественно. А как ты делаешь краски?

—    Из растений, — ответила она. — Из корней, листьев и семян, из чешуи рыб, сажи и иногда минералов. Я научилась этому. Я работала на старой водяной мельнице, и туда приходили люди, кото­рые знали старые способы изготовления вещей. Го­рожане часто наведывались туда понаблюдать за тем, как из-под рук человека выходит новая вещь. Зна­ешь, я могу сделать стул, используя твой ножной токарный станок. Я могу сделать лодку с таким лег­ким корпусом, что тебе не составит труда донести ее до воды на спине. Я знаю все старые хитрости, с помощью которых можно вручную сделать разные вещи. Среди прочего и краски.

—   Мария тоже должна была знать это, она знает все о своих травах, — сказал Коннелл.

Он что-то вспомнил, встал и направился к дом

—   Я сейчас вернусь, — сказал он.

Коннел принес с собой коробку, которую осторожно поставил на стол. Внутри лежали шерстяная подстилка и стеклянный кувшин. Он вытащил е. на свет и поднял вверх. Тот был наполовину заполнен маленькими фрагментами — прекрасное сочетание многоцветных кусочков, подобно фишкам мозаике.

—    Что ,это такое? — спросила она. — Это та красиво.          г

—     Это священные травы «Детей», — ответа он. — Их использовали во время самых важны обрядов. Они были в кожаном мешочке в стеклянном кувшине. Мария положила их туда. Я не зная какие компоненты туда входят.

Мария трепетно взяла кувшин в руки.

—    Может быть, мне удастся идентифицироват их, — сказала она.