Странник

—   Большой парусник подберет вас где-нибудь на побережье. Вы сами укажете место. На нем вы пере­беретесь через Ла-Манш во Францию, а затем на самолете прилетите в Египет.

—   Очень хорошо.

Коннелл несколько секунд подумал. Он не хотел упоминать Уэльс. Ла-Манш… Неожиданно воспоми­нания о каникулах в детстве нахлынули на него.

—    Эксмут, — сказал он. — Рядом с Экзетером. Вы можете дрейфовать в гавани, там всегда полно лодок.

—   Отлично. Где мы встретимся?

Он вспомнил, как когда-то стоял на солнце в шортах и с полными сандалиями песка, с шурша­щей зеленой банкнотой в кармане, когда за фунт можно было устроить себе праздник на целый ден: Стоял и наблюдал за контрабандистами, за их бы строходным белым судном, за взрывом белого пара вырывающегося из трубы, когда начинал работатг мощный мотор. Судно стремительно удалялось о берега, пока не скрывалось из глаз в открытом море.

— У спасательной станции, — сказал он. — Он недалеко от городской башни с часами. Вы не смо­жете заблудиться.

Он опоздал. Шланг радиатора его джипа с дере­вянной решеткой взорвался недалеко от Уэстон-су-пер-Марэ. И теперь, когда Коннелл ехал по городу вдоль реки Экс, сверкающей справа от него, на; водах которой качалась белоснежная спортивная, яхта, от него за версту несло антифризом и радиа­торной"’ржавчиной, а руки были липкими от изоля­ционной ленты, с помощью которой он пытался, залатать старый шланг.

Со времен его детства в городе был построен; плавательный бассейн и налажено сообщение с железнодорожной станцией. Он вспомнил, как ез-; дил в мощном поезде «Корниш Ривьера Экспресс», вагоны которого тянулись за могучим паровозом’ типа «Касл», класса 4-6-0. В Экзетере надо было пересаживаться на маленький двухвагонный «То­мас», который по’ узкоколейке доставлял пассажи­ров на побережье. Спустя тридцать лет он все еще чувствовал радостное возбуждение от посещения этих дорогих его сердцу мест.

Он повернул на эспланаду. На пляже было полно народу, их бледные босые стопы ощущали непри­вычную колкость желтого песка. До него доносились запахи хот-догов, печеных яблок и сладостей. На расстоянии он мог видеть белый круг большого колеса обозрения. Сидя в машине, он слышал, как люди счастливо смеются, сидя в небольших кабин­ках колеса обозрения, висящих высоко над землей.