Странник

Он сидел в большом кресле с подлокотниками. Бронзовая лампа в форме дельфина горела на полке рядом с ним. Около нее стояла чаша с маслом, которое время от времени подливалось внутрь.

Самуил сидел неподвижно, оперев голову на запястье и зажав в руке копье с широким лезвием. Он заснул. Предвидя возможный гнев матери, Ма­рия решила разбудить его.

Пол был влажным и липким. Она бросила взгляд, на мозаику. На полу искуснейшим образом было выложено изображение свирепого пса. Cave canem — «Берегись собаки» — гласила надпись.

Сквозняк пробежал по щиколоткам ее ног, боль­шая дверь с тяжелым замком и цепью была приот­крыта. Она поняла, что пол липкий из-за крови, растекшейся по нему.

Из ее груди готов был вырваться вопль ужаса, но

Мария подавила его, зажав рот рукой. Страх пере­хватил ее дыхание. Самуил коченеющей рукой все еще держал древко копья; она увидела, что горло у него перерезано и даже почувствовала запах крови. Были слышны всплески рыб в бассейне. Она рвану­лась назад в дом.

В неясном свете Мария увидела три мужские фигуры. Они стояли у занавеса спальни, прислуши­ваясь. Было так тихо, что они могли отчетливо рас­слышать похрапывание Иешуа. Луна вновь появи­лась среди несущихся по небу туч, и в ее свете в руках притаившихся у кожаного занавеса мужчин зловеще сверкнул металл. Один из них стал разду­вать огонь в чашке с тлеющими углями, зажатой между ладонями, и затем поджег им ярко вспыхнувший факел.

Когда они с братом были маленькими, их пугали сказками о каком-то монстре, который может заб­рать их, если они не будут слушаться. Она всегда старалась быть послушной девочкой. Научилась же она пробегать по кругу перевернутых сосудов так, чтобы рыбы не всплывали.

Но он все равно к ним пришел. В ярком свете факела она увидела лицо Рыбака.

Она не успела крикнуть, чтобы предупредить мать, как раздалась резкая команда, и мужчины ворвались в спальню. Мария увидела, как комната озарилась желтым светом, услышала шум борьбы, проклятия, сдавленный крик. Девочка выхватила копье из рук мертвого Самуила, и пока они тащили ее мать и брата наружу из спальни, притаилась около входа в алтарную комнату. Здесь неприятно пахло разлагающимися останками принесенных богам жертв.

Лицо ее матери было залито кровью, туника тоже была вся в крови.