Странник

Когда я стоял, окруженный во­нью, исходившей от сатаниста, — железные плас­тины жгли мой руки сквозь перчатки, — и слушал его признания, то возликовал, ибо я знал, что являюсь инструментом в руках Господа.

—    Интересно, на каком из уровней Ада он сей­час горит? — задумчиво произнес Теофилос..

—    На третьем, самом худшем, — убежденно от­ветил Павел. — Ибо упал он с такой огромной высоты. Именно там, среди ростовщиков, кипя­щих в расплавленном золоте, среди блудников, льющих слезы и поедающих собственную плоть, ему самое место, среди сотен миллионов прокля­тых душ, сдавленных, как виноград под прессом, гореть ему кирпичом в топках, соленым осадком в чанах с обглоданной рыбой, пока злобные ди­кие твари будут медленно терзать его плоть. Обра­тив свой взор наверх, увидит он сквозь языки пламени Небесный Свод, ликующий от вида греш­ников, понесших такое наказание, вдыхающих смрадную вонь, как духи. Sancti de poenis impiorum gaudebunt.

Хор закончил репетицию, и послышался топот ног по холодному камню, когда мальчики-хористы расходились. В конце недели должен был состояться праздник Всех Душ. Церковники, вроде Дамасия, отдавали себе отчет в глубокой и древней тяге лю­дей к великолепным ритуалам и пышным праздникам. Они носили языческое платье и драгоценности таким образом, что паства вряд ли могла бы заме­тить изменения в природе их новых хозяев. Имело ли значение то, что древний праздник Мертвых пре­вратился в праздник Всех Душ? Или что смерть и

возрождение Адониса и Аттиса 25 и 27 марта теперь праздновались как смерть и воскрешение Христа на Пасху в те же самые дни?

—    Да, — сказал Теофилос. — Именно поэтому строгость так необходима в этом мире, чтобы спа­сти людей от вечного проклятия за гробом.

—    Еретики сами навлекают на себя беду, — за­верил его Павел. — Много раз я слышал, как они утверждают, что страх заставил их со всей честно­стью посмотреть правде в глаза и преодолеть свое невежество. Именно применение различных суровых мер необходимо во время проведения следствия по поводу ереси, чтобы оставить за собой возможность проявить милосердие.

—   Суровость, — согласился Теофилос. — Это то самое слово.