Странник

Высокий сильный мужчина, стоящий у подиума, бесстрашно посмотрел на него.

—   Он был мне их должен, — сказал Давид, как будто бы он тоже состоял в этом бизнесе.

Стоящий рядом с префектом его придворный духовник задумчиво нахмурился, глядя на Давида и двух молодых женщин, сидящих рядом с ним на скамье подсудимых.

—     Но ведь ты не только обокрал Димитриоса, официального поставщика рабов ко двору, ты убил его.

Кровотечение в мошонку работорговца взорвало ее, подобно перезрелым фруктам, что, конечно же, повлекло за собой его смерть.

—  Я не собирался убивать его, — сказал Давид. — Он напал на меня, когда я пытался вернуть свою собственность. Я защищался.

Цинегий в раздумьях осматривал это трио. По­скольку у него был значительный опыт в таких вещах, он чувствовал, что здесь что-то не так.

—   А эти две женщины, они с тобой?

—    Я только что говорил духовнику, я ничего о них не знаю. Солдаты схватили их по ошибке. Я один ходил к Димитриосу, чтобы вернуть свою собственность.

Префект повернулся к духовнику.

—   А что ты скажешь?

—    Они утверждают, что они танцовщицы.

Он наклонился и открыл сумку.

—    У женщины по имени Мария в руках было это.

Он вытащил переливающееся всеми цветами ра­дуги платье. Когда он поднял его, оно запело. Оно

было расшито множеством серебряных и золотых колокольчиков.

—   Здесь еще есть вот это.

Он достал из сумки маленький кожаный мешо­чек. Внутри его были семена, высушенные цветы и листья, маленькие кусочки сухих фруктов. Все это разноцветие напоминало яркую мозаику.

—   Это часть нашего искусства, — сказала Мария.

Духовник, все еще пристально смотря на Дави­да, вдруг вскочил на ноги.

—  Я понял! —’ закричал он. — Я чувствовал, что мне знаком этот человек! Он не торговец детьми. Это Давид из странной христианской секты, кото­рая называется «Дети Иешуа». Они практикуют ос­вобождение рабов и обращение их в свою веру. Они вне закона. Этот Давид разыскивается и обвиняется по многим пунктам, включая ересь.

Префект раздумывал только мгновение. Похищение рабов, убийство, нанесение оскорбления, пусть даже официальному лицу, ведут к тюремному заключению и определенному наказанию преступника.