Странник

—    Император, прости, что я потревожил тебя.

—  Ничего. Так что это такое? — повторил вопрос молодой император. Наша военная кампания проходит не столь успешно, как хотелось бы. Вначале под твоим руко­водством мы одержали несколько блестящих побед, но теперь несем потери.

Юлиан нахмурился.

—  Мне и без тебя это известно. Но персы никогда и не были легкими противниками.

—   Ты — новый Александр, — вкрадчиво продол­жал Джовиан. — Ты Александр Великий, словно вернувшийся к нам из небытия. Ты величайший полководец нашего времени.

Юлиан молча слушал, пытаясь понять, к чему клонит его собеседник.

Тот указал на письма на столе императора;

—    А как идут остальные дела? Ты ведь вернул свободу всем религиям в империи, но откуда такое отношение к галилеянам?

Юлиан вздохнул.

—   Галилеяне хотят монополии на власть. Я отдал приказания сделать описи их собственности, чтобы точно узнать размеры принадлежащих им богатств. Если они не могут спокойно уживаться с нами, мы попробуем обойтись без них. Ни огнем, ни сталью нельзя уничтожить моральные заблуждения, но по­глядим для начала как они переживут конфискацию их нечестно нажитых денег.

—    Время покажет, — сказал Джовиан. — Импе­ратор, мне кажется, что я раскрыл заговор против тебя.

Юлиан пристально посмотрел на него.

—    Как заместитель командира твоей личной ох­раны считаю своим долгом следить за теми, кто может таить опасность для тебя.

Он кивнул.

—   Это относится ко всем, даже к наиболее близ­ким тебе людям. С самого начала нашей кампании я начал замечать, что мой командир Давид — началь­ник твоей охраны — по ночам встречается в своем шатре с неким юношей из его отряда.

Юлиан пожал плечами.

—   Ну так и что. Многие подвержены этому ста­рому греческому греху. Меня это не интересует — главное, что он достойно справляется со своими обязанностями начальника охраны.

—   Но вся штука в том, что на самом деле это не юноша, а женщина.

Юлиан усмехнулся.

— Я в состоянии воздерживаться во время похода. Но не всем это дано. Пускай тешат свою плоть.

—   Пока они уединились в его шатре, я обследо­вал ее палатку. Там я нашел приспособления и одеяния для колдовства.