Странник

Внимайте, когда он мягко шепчет вам на ухо. Пусть Господь ведет вас. Те слова, которые император Диоклетиан, да гореть ему в Аду, уничтожил, как нам известно, не всегда свидетельствовали о божественном происхождении Иисуса. Здесь был сын Бога, сам Бог, который хо­дил по земле среди людей, и даже те, ранние пи­сания не говорят об этом достаточно четко. Это бьет сам Бог, он являл народу чудеса. Мы должны знать о них. Слушайте голос Господа, когда он вещает вам о них.      >

Наш Господь Иисус был истинным Богом, он боролся с самим Сатаной и победил его. Он умер, распятый на кресте, он спустился в Ад, чтобы освободить всех нас, он разгромил Сатану еще раз» чтобы вернуться возрожденным. Слушайте его, ког­да он говорит с вами, рассказывая о своих муках и своей победе. — Оссий, улыбнувшись своим учени­кам, обвел их взглядом. — Господь Бог с нами! Он благословляет то, чем мы сегодня занимаемся.

И они приступили к труду. На четвертый день после начала этой долгой работы юный Люций, представлявший греков, пришел к Оссию.

—  У меня вот какой вопрос. Наш Господь Иисус, который есть Бог, известен как Христос, — сказая он.

—   Бог един с Отцом, — резко поправил его Ос­сий. — Так было решено голосованием на Никейском соборе, где ты не мог присутствовать в силу своей молодости. Утверждать, что он смертный про­рок — это грязная ересь.

—   Бог. Простите. Если он Бог, его нельзя назы­вать Мессией или Христом.

—    Его всегда знали как Христа.

—    Да, но Христос по-гречески значит Мессия. Этот термин и по-гречески и по-еврейски означает «помазанный» и применяется к царю. Давид, пома­занный царь Израиля, стал «Мессией» или «Хрис­том». Каждый следующий еврейский царь дома Да­вида был известен под этим именем. Перед падени­ем Иерусалима кого ждали евреи? Потерянного царя, Мессию, помазанника, который освободит их от тирании. Тот, кого мы знаем как Иисуса, не был Иисусом Христом, но был Иисусом, Христом, ца­рем-освободителем. И, если соответствовать значе­нию слова на греческом, не Богом.

—   Ну, что ж, значит, необходимо изменить зна­чение этого греческого слова, — вежливо, но очень твердо сказал Оссий. — Ибо никто и ничто не мо­жет встать на священном пути слова Господа.