Странник

Он с вожделением застонал. Еще вина! Жареная свинина, вкус крови, горячей и ароматной, на гу­бах, сладкие хлебцы в форме женских и мужских гениталий. Теперь они ели каждый свой хлебец, пристально глядя друг другу в глаза.

Симон захрипел. Соблазнительница встала и на­правилась к нему, грациозно ступая по мраморному полу, скидывая на ходу легким движением свою тунику. Губы, ее были слаще меда, грудь упруга и нежна. Она наклонилась к нему. Ощутив каждую клеточку ее кожи, Симон погрузился в ее разгоря­ченное лоно.

…Под лучами палящего солнца Симон закри­чал от обиды и негодования. Он был одет в гру- бук) мешковину, мышцы его задеревенели, кожа потрескалась и почернела, как у эфиопа. Он был снедаем похотью. Рот его пересох, а живот своди­ло от голода.

Поднявшись с опаленной земли, где ему удалось поживиться пойманной саранчой, он продолжил свой путь, с трудом спускаясь с холма. Там, между камнями, в тени нескольких деревьев, бил источ­ник прямо из голой скалы, которая возвышалась за ним. Маленький, но настоящий источник с холод­ной и чистой водой. Он сбросил свой мешок у края воды и вступил в ее чудесную прохладу, погрузив­шись по самую шею. Сложив руки лодочкой, Симон пил большими ненасытными глотками эту воду —. прозрачнее, чем кристалл, и слаще, чем вино. И постепенно женщины в его воображении отодвину­лись к краю комнаты, откуда они, улыбаясь, на­блюдали за ним, оставаясь в тени. Из угла доносил­ся шорох, они переодевались в другие одежды. Они поглаживали свои ноги, натирая их ароматизиро­ванными маслами, они втирали масло в свои груди с сосками розового цвета, как морские раковины. Возбуждающий запах масла раздражал его ноздри, когда он опустился на колени на твердый мрамор, склонив голову в молитве.

У них были длинные черные блестящие волосы, которые они тщательно расчесывали. Их изящные шеи украшали не менее изящные драгоценности.

Женщины были полностью одеты, и тем больше удовольствия доставляло Симону смотреть, как они раздеваются.

Кто-то подсматривал за ним, пока он молился. Мальчик в накидке и белой рубашке, с широко раскрытыми темными глазами.

—     Меня зовут Валериан, — сказал он мягким голосом, — я пришел, чтобы познать Иисуса. Я ищу святых людей.