Странник

—   А это много? — спросил Коннелл.

—  Я — представитель римской Церкви, — промур­лыкал в трубку Фокс. — У нас есть власть, доктор Коннелл. Давайте по-быстрому обменяемся ценностя­ми, прежде чем мы заставим вас отдать нам тексты в качестве auto-da-fe.

— Акт веры? Я знаю, что это значит. И я знаю, кто так говорит. Вы — Орден Иисуса, прямые наследники инквизиции.

—   Папа — наместник Бога на земле, доктор Коннелл, а мы — его солдаты. Единый Бог, единый Папа, единая Церковь.

—  У вас с собой в магазине была канистра с бен­зином. Вы собирались уничтожить тексты.

—   У нас очень долгая память. Мы рьяные защит­ники Господа. Мы в Ватикане помним о «Детях Иешуа», хотя прошли века с тех пор, как они пос­ледний раз оскверняли и смущали людские души. Пока не всплыли ваши тексты, мы думали, что никто, кроме нас, не помнит о них.

—  Последнего из них вы убили примерно в четвер­том столетии. Разве это справедливо?

—    Мы — солдаты Господа. Мы защищаем души людей от дьявольской писанины.

—  У них была огромная библиотека. Много-много лет тому назад, когда вы уничтожили их — я еще не? прочитал, что там случилось, но уверен, что там об этом написано, — вы не смогли найти их библиотеку.

На том конце линии повисло молчание.

—    Смогли? — настаивал Коннелл.

—  Она так и не была найдена, — медленно произ­нес Фокс.

—   До сих пор. Тексты истинны, Фокс.

—  Это истинные тексты Сатаны, — злобно проши­пел Фокс. — Отдайте их нам, доктор Коннелл, преж­де чем мы сами найдем вас.

Настала очередь замолчать Коннеллу. Фокс загово­рил снова, на этот раз подпустив в голос меда.

—  Приходите. О чем мы спорим? У каждого из нас есть то, что жаждет другой. Вы любите деньги, доктор Коннелл. Ничего плохого в этом нет. У нас они есть. И даже больше, чем вы можете себе вообразить. Раз­решите нам отдать вам часть их. Больше, чем вы сможете истратить за всю жизнь. И всего за несколько старых свитков.

—   Кажется, вы забываете, что я разыскиваюсь за убийство, которого не совершал.

—     Вот именно, — довольно произнес Фокс. — Которого вы не совершали. Мы можем снять с вас это обвинение. Скажите только слово, отдайте нам тексты и с вас снимут все обвинения.