Странник

Он вытащил сло­женную газету из сумки и, раскрыв ее, увидел на первой странице собственную фотографию. Изуро­дованные руины сгоревшего дома. Сатанинский ри­туал. Ножницы, найденные на месте преступления. Доктор Фрэнк Коннелл. Его отпечатки пальцев. Ра­зыскивается по подозрению в убийстве.

Он дико и затравленно осмотрелся по сторонам. Убийство!

Коннелл открыл правую дверь своей машины и упал на сиденье. Вытащив из бардачка телефон, он некоторое время тупо смотрел на маленькую про­долговатую визитную карточку Стентона Т. Фокса. Под именем черными чернилами был записан теле­фон.

Коннелл набрал номер и приложил трубку к уху. Раздался щелчок, а затем длинный гудок.

Он непонимающе уставился на телефон, а потом вызвал оператора. Ему ответил женский голос.

—   Оператор слушает. Чем я могу помочь вам?

—   Я звоню, — сказал Коннелл, — а сигнала со­единения нет.

—  Я попытаюсь помочь вам. Какой номер вы на­бираете?

Коннелл назвал оператору номер и слышал, как она его набирает. Результат был тот же.

—   Этот номер отключен.

Коннелл быстро соображал.

—   Послушайте, дорогая, — сказал он, — у меня есть только один номер этого господина. Можно ли найти его как-нибудь еще?

—   Секундочку… — с симпатией ответила ему опе­ратор. — Они попросили отключить его только два дня назад. Ой, сейчас… Ага! У меня есть еще один номер телефона этой организации. Это поможет вам?

—    О да! Даже очень! Спасибо.

Коннелл быстро записал номер на визитную карточку и немедленно набрал его. На этот раз после нескольких гудков на его звонок ответили.

—   Орден Иисуса. Чем могу служить?

Коннелл молча сидел в машине, все его тело

напряглось.

—    Это Орден Иисуса, — повторил мужской го­лос. — Кто говорит?

—    Соедините меня с Фоксом.

—  Фокс? Кто… — мужчина на том конце провода помолчал несколько секунд, прежде чем снова заго­ворил. — Не вешайте трубку, пожалуйста.

Коннелл услышал щелчки переключения аппара­та, а затем голос Фокса.

—   Да!

—   Это Коннелл.

—   Доброе утро, доктор Коннелл. То, что нас ин­тересует, все еще у вас?

—   Да.

—  Что вы за это хотите? Вы можете пожелать все, что в моей власти.