Странник

Фрэнк включил зажигание, и старый мотор не подвел его и в этот, раз. «Ситроен» частично перекрывал ему дорогу. Фокс выскочил из машины с тяжелым молотком в руках. Коннелл включил первую скорость, утопил педаль в пол и двинулся вперед. Мощь старого мо­тора отшвырнула «ситроен» в сторону. Послышались визг резины и скрежет железа. Удар молотка по кры­ше «ягуара» был подобен звуку раковины, раздав­ленной танком. «Ягуар» вылетел на дорогу. Ночной разбойник в ужасе отлетел в сторону. Коннелл гнал по улицам на бешеной скорости, поворачивая на­право и налево, петляя, чтобы замести следы. Свер­нув в четвертый по счету переулок, он вспомнил, что не включил фары.

«Ягуар» был задуман как лимузин, на котором люди должны ездить с комфортом. Достаточно бы­стрый для своего времени, он никогда не был го­ночной машиной. Кружа по городу, Коннелл видел в зеркале свет фар нагоняющего его автомобиля. Синей мигалки на крыше не было — значит, это не полиция.,

Когда «ситроен» почти нагнал его, Коннелл со всей силы нажал на педаль тормоза, упершись в нее обеими ногами. Раздались визг тормозов и звук силь­ного удара сзади. «Ягуар» с дымящейся резиной- остановился, «ситроен» за ним лежал опрокинутым.

«Ягуар» был очень прочной машиной с усилен­ной подвеской и мощными стальными бамперами. Фрэнк включил заднюю скорость и подал машину назад. Фокс выбрался из «ситроена» в тот момент, когда Коннелл врезался в его машину. Ударом двери

незадачливого похитителя отбросило на другую сто­рону дороги. Коннелл включил первую передачу и отъехал от изуродованной французской машины. Легкий корпус был практически уничтожен, пар фонтаном бил из мотора, передние колеса были вывернуты.

Почти не пострадавший «ягуар» грациозно скрыл­ся с места происшествия. Фокс беспомощно пытал­ся встать на четвереньки. Потом он исчез в тумане.

Коннелл сбросил газ, убедившись, что его никто не преследует. Он был весь в поту и опустил стекло. Холодный ночной воздух ворвался в салон, освежая его. Половина головы, отмеченная ударом дубинки, горела, как в огне. Он закашлялся, и на его носо­вом платке появился черный сгусток.

В свете фар его автомобиля показались дорожные знаки, указывающие выезд на кольцевую дорогу, но вместо того, чтобы свернуть к дому, Коннелл направился к югу.